Психология религии

Нам нет нужды взращивать веру, следует только принять ее, ибо она есть фундаментальное оправдание существования.Когда духовенство ведет речь о необходимости иметь веру, чтобы спастись, правильнее было бы говорить о необходимости принять все существующее (включая веру), чтобы наслаждаться жизнью (преходящей или вечной). Нам нет Нужды придумывать веру в Бога, ибо она уже есть. Нам нет нужды изобретать истину, добродетель, красоту, ибо они существовали и до нас. Нам остается либо их полностью принять, либо полностью отвергнуть, исказить или даже исключить. Однако второе приводит к тому, что мы комкаем и отбрасываем в сторону свою сущность, а такой подход приводит нас к падению.
Мы должны постоянно держать в уме, что нуждаемся в истине, и что истина прекрасна и вечна, и потому пребудет вовеки. Но мы навсегда пребудем в добродетели, только приняв истину, ибо это она поддерживает наше существование.
Мы должны постоянно держать в уме, что борьба с истиной, «разрушение» истинны ведет нас к несчастью, поскольку это позиция отказа от истинной сущности наследников истины, добродетели, красоты, каковыми мы являемся. Мы не способны быть иными. При ином подходе, чем приятие, мы остаемся в состоянии бесконечной войны с самими собой, но мы не преуспеем в попытках истребить самое жизнь, которая также длится вечно, в том числе и в нас самих.
Если мы допускаем ошибку, которую религия обычно называет грехом, мы совершаем прегрешение против самих себя, а не кого-то иного, ибо это лишение нас самих чего-то самого ценного, что в нас таится. Давайте думать об это именно так; то, что мы называем словом Парадиз, это позиция приятия в самих себе всей истины, добродетели, красоты; то, что мы называем словом Ад, это позиция неприятия именно того, ради чего мы существуем.
В течение веков вера ошибочно рассматривалась как нечто такое, что человек вынужден развивать в себе подобно идеям, относя их к сфере разума.
После того, как Кант показал, как много в человеке надуманного, появились другие мыслители, искавшие более истинных путей, среди них Бергсон и Паскаль, а также современные естествоиспытатели. Паскаль, сказавший, что сердце ведает неподвластные уму тайны, предвосхитил более поздние открытия науки. Я утверждаю, что мы устраиваем наше бытие согласно чувству (зависти или любви), а не рассудку. Бергсон также показал, как интуиция постигает жизнь лучше методов рассудка.
Нам нет нужды взращивать веру, следует только принять ее, ибо она есть фундаментальное оправдание существования. Вера столь фундаментальна, что отвергая ее, мы теряем весь свой блеск и уподобляемся незажженным светильникам. Вера (на европейских языках происходит от латинского и итальянского fides — fidelio — верность) есть верность истине, добродетели, красоте, любви. На практике это приятие всего этого в нас самих. Вера есть верность нам — самим, существам, связанным с Высшим Существом, так как никто не сомневается в существовании Бога, 4 просто люди из огромной зависти предпочитают отвергнуть, исключить или исказить то, что им прекрасно известно.
Религиозность значительно проще, чем кажется на первый взгляд. В первую очередь мы должны понять, что быть религиозным значит то, что означает
слово «религия» (re-ligate — вновь связать), то есть -вновь связывать себя с Богом. Другими словами, нам следует прекратить отвергать Бога через воссознание сильнейшей зависти, испытываемой нами по отношению к Нему. В любом случае наши жизни связаны с Ним; Он нам необходим даже для того, чтобы Его отрицать.
Во вторую очередь мы должны допустить, что, в основном, мы располагаем полным осознанием существования Бога, и все наши расстройства вызваны нашим отрицанием этого. Мы не желаем предаваться истине, то есть не хотим принимать свою сущность — «подобие» Создателя в красоте, истинности и добродетели.
Уравновешенность может быть достигнута воздействием лишь на самые глубокие элементы личности, то есть чувства. Возможно, это главная причина, почему нельзя достичь счастья посредством философии. Напротив, следует признать, что область идей есть плодородная почва для всех типов мегаломании.
Религия, несомненно, преуспела в воздействии на основные элементы личности (чувства), но лишь до того момента, когда духовенство решило соединить религию с философией, или скорее до тех пор, Пока не возникли попытки перевода религии на основу рационального мышления. При этом упустили из виду, что религия не только согласуется со всем, что есть разум, но и полностью его превосходит. Следовательно, это в действительности была попытка преуменьшить невероятную ценность религии, исподволь переводя ее на роль рабыни идей, и тем самым подпитывая людскую мегаломанию.
В наше время, несомненно, имеются необычайно талантливые люди, возвращающие каждой ценности ее собственное место. Процесс психосоциального (не эволюционного) развития безусловно происходит, и главное в нем — обращение человека к истине.