Уход за психически больными и их лечение

Л е ч е н и е психически больного начинается с момента его появления в приемном покое, где его встречают дежурный врач, медицинская сестра и санитарка. Работа коллектива приемного покоя должна быть четкой, слаженной, так как в стационар поступают больные с различными психическими расстройствами. Больных, желающих лечиться, по указанию врача помещают, как правило, в спокойные отделения. Некоторых больных приводят в приемный покой родственники, других доставляет скорая помощь по срочным, жизненным показаниям. В условиях большого города беспокойных больных доставляют в специальных машинах для перевозок психически больных. В больнице таких больных помещают в беспокойные отделения.
Подход к психически больному и установление с ним необходимого контакта помогает уходу за больным и его лечению. Контакт с больным невозможен без достаточной выдержки, такта, терпения и чуткости со стороны как медицинской сестры, так и санитаров. Если лечение проходит амбулаторно, то быстрый поиск сиделки без посредников становится особенно актуальным. Кроме измерения температуры и исследования состояния внутренних органов, проводимых дежурным врачом, обязателен осмотр тела больного. Медицинская сестра должна выяснить, есть ли на теле больного, поступившего в стационар в состоянии психомоторного возбуждения, ссадины, кровоподтеки, нет ли у него повреждений костей. Все обнаруженные повреждения описывают в истории болезни. Медицинская сестра вместе с санитаркой осматривают также одежду больного и все его вещи, которые отбираются, а больной надевает белье, пижаму или халат.
Персонал приемного покоя обязан следить за тем, чтобы больной не пронес в отделение предметы, которые мог бы использовать для самоповреждения или нападения на окружающих. У больных с наркоманией необходимо осмотреть полость рта, волосистую часть головы, уши, где могут быть спрятаны наркотики.
Основное правило работы среднего и младшего медицинского персонала — четкое выполнение назначений врача. Без разрешения врача нельзя давать больному никаких медикаментов, переводить больного из одной палаты в другую или с одной кровати на другую, разрешать прогулку. Однако это не значит, что медицинская сестра не должна проявлять инициативу и высказывать свое мнение о состоянии больного.

Наоборот, медицинские сестры, находясь постоянно у постели больного, имеют возможность наблюдать за поведением и настроением больногоией, отмечать симптомы болезни и должны обо всех замеченных ими изменениях в состоянии больного немедленно сообщать врачу.
Правильный уход за психически больными невозможен без знания основ психиатрии. Высокомерие, зазнайство персонала психиатрической больницы могут принести огромный вред больному и даже быть причиной несчастного случая.
Так, в практике одного психиатрического лечебного учреждения произошло следующее. Медицинская сестра, считая себя знатоком в области психиатрии, без согласования с врачом отпустила больную на прогулку в сад. Эта больная вела себя правильно, отвечала на все вопросы, не нарушала режима, отрицала какие-либо мрачные мысли и другие болезненные переживания, т. е. диссимулировала (преднамеренно скрывала) свои переживания. Воспользовавшись отсутствием усиленного надзора, больная убежала с территории больницы и бросилась под поезд.
Таким образом, знание основ психиатрии, строжайшая дисциплина, зоркое наблюдение за поведением больных, отсутствие самоуспокоения являются неукоснительными требованиями, предъявляемыми к среднему медицинскому персоналу психиатрической больницы.
Очень важным качеством работы персонала является умение наладить правильный контакт с психически и нервнобольными. От медицинских сестер и санитаров требуется ровное, спокойное, внимательное, чуткое и в то же время строгое отношение, одинаковое ко всем больным. Недопустимо, чтобы к больному вследствие неприятных особенностей его психического состояния персонал проявлял неприязненность, антипатию. Злобность, враждебность и даже агрессия со стороны больного должны расцениваться только как проявление его болезненного состояния и не должны вызывать у персонала отрицательного или боязливого отношения к нему. Ни в коем случае нельзя повышать голос, быть резким в обращении с больным, допускать грубые окрики, запугивание больного. Недопустимы также громкие переговоры на все отделение, ссоры между персоналом в присутствии больных; они способствуют увеличению напряженности и двигательного возбуждения больных, а главное роняют авторитет персонала. Необходимо помнить и о том, что больные с кататоническими симптомами, находящиеся в состоянии ступора, как будто бы не реагирующие на происходящее вокруг них, в то же время все очень тонко и четко запоминают. Всякое неосторожно сказанное слово в отношении таких больных (например, 1< «колонию его надо», «он - хроник» и т. п.) надолго остается в сознании больного. По выходе из кататонического состояния больные с удивительной точностью рассказывают о поведении персонала.
Часто установить контакт с больным врачу бывает труднее, чем среднему и младшему персоналу. Больные, больше общаясь с медицинской сестрой или санитаркой, привыкают к ней, видя ее доброжелательное отношение, сравнительно редко включают в свои болезненные суждения и бредовые переживания медицинский персонал. Очень часто больные делятся со средним и младшим персоналом своими переживаниями, о которых не скажут врачу. Они обращаются к медицинским сестрам за советом, принимают пищу из рук только определенной медицинской сестры или няни. Надо поддерживать доверие больного к персоналу. Оно часто помогает врачу распознать скрываемые больным переживания.
, Напряженность, бредовые толкования окружающего и галлюцинаторные переживания часто определяют неправильное поведение больного. Например, многие больные, считая себя здоровыми, требуют немедленно открыть двери и отпустить их домой. Такого больного надо успокоить. Другие больные пишут заявления в высшие инстанции об истязаниях и других видах преследования, которым они якобы подвергаются в стенах лечебного учреждения. Надо не только успокоить больного, но и разубедить его родственников, уверенных в справедливости высказываний больного.
Вся корреспонденция больных (письма, заявления), передаваемая через медицинскую сестру или няню, должна поступать к врачу для ознакомления.
Нельзя обманывать больного, убеждать его в чем-то ложном. Все вопросы об исходе болезни, степени ее излечимости, сроках выписки, способах лечения и действия лечебных средств на организм необходимо умело обходить, всемерно успокаивая больного. Всякий обман, невыполнение обещания не только роняют авторитет персонала, но и усиливают недоверие, напряженность, бредовую настроенность больного. Если няня или медицинская сестра не могут ответить на сложный, но настойчивый вопрос больного, то надо выяснить, как ответить на него у лечащего врача.
Не все просьбы больного должны выполняться, так как часто даже самая на первый взгляд невинная просьба (дать остро отточенный карандаш или ручку с пером для того, чтобы написать письмо) может скрывать за собой стремление больного использовать эти предметы для нанесения физического повреждения себе или окружающим. Наряду с этим любая просьба больного, не противоречащая правилам больничного отделения (например, дать книгу), должна быть выполнена в обещанный срок.
Особенно чутким должно быть отношение к больным, находящимся в состоянии депрессии, со страхами, бредом виновности. Такие больные двигательно беспокойны, почти беспрерывно обращаются к персоналу, пытаясь убедить медицинскую сестру и няню в своей преступности, виновности, заслуживающей тяжелого наказания. Утешения, уговоры, увещевания, разубеждения обычно не достигают цели. Часто облегчает состояния больного отвлечение его каким-нибудь трудовым процессом.
Больные с депрессией и моторной заторможенностью, испытывающие мучительную тоску, обычно не в силах встать оправить постель, причесаться, поесть. Им необходима постоянная помощь персонала. Такие больные склонны к самоубийству, поэтому в отделении, на прогулке, днем и ночью они должны находиться под неослабевающим надзором персонала. Нельзя забывать о частой склонности больных с депрессией к диссимуляции (преуменьшению или сокрытию) своих переживаний, а поэтому всякое изменение установленного режима—для них может быть введено только с ведома врача, хотя медицинская сестра считает, что состояние-больного значительно улучшилось.
Постоянное наблюдение необходимо также за больными, поведение кoтopыx остается правильным, но которые апатичны, безразлично относятся к происходящему вокруг них. Нельзя разрешать больному лежать с накрытой одеялом головой: в таком положении незаметно для окружающих больной может затянуть на шее петлю из рукава сорочки, простыни, полотенца. Дежурящий в палате персонал должен зорко следить за тем, чтобы полотенца больных висели на видном месте.
Особенно опасны больные шизофренией в состоянии кататонической заторможенности или с систематизированной формой бреда, так как эти состояния могут внезапно сменяться психомоторным возбуждением с немотивированными агрессивными поступками. Такие больные нуждаются в постоянном надзоре.
Часто больные с бредом скрывают свои болезненные толкования окружающей действительности и болезненные мысли, считают себя здоровыми людьми, без достаточных оснований помещенными в больницу. Эти больные могут совершать побеги из больницы, неожиданно проявлять агрессивные действия в отношении других больных и обслуживающего персонала, включая их в свои бредовые переживания. Никогда не следует подтверждать бредовые умозаключения больных и соглашаться с ними, так же как совершенно не уместны и вредны f3сякие шутливые замечания персонала, небрежно брошенные слова, Необходимо избегать с больными разговоров на темы, которые их раздражают, возбуждают или способствуют развитию бреда. Так, нельзя возражать больному по поводу высказанных им бредовых убеждений. Когда больной испытывает потребность рассказать о волнующих его переживаниях, нужно терпеливо выслушать его. Грубое обращение создает благоприятные условия для углубления бреда. Особый подход также нужен к больным, находящимся в состоянии двигательно-речевого беспокойства, суетливости, доходящих до возбуждения. Так, больные в маниакальном состоянии с их постоянным стремлением к деятельности, непреодолимым желанием во все вмешиваться, по всякому поводу высказывать критические замечания, безумолку говорящие, поющие, часто вызывают у других больных злобу и раздражение. Маниакальные больные легко вступают в ссоры, доходящие до драки, но гораздо чаще сами являются объектом нападения на них других больных.
Персонал должен уметь разрядить напряженную обстановку в палате мягким, тактичным подходом к больным, отвлечением их каким-нибудь занятием. .
Необходимо серьезно относиться к распределению больных по палатам. Ни в коем случае не следует концентрировать в одной палате легко возбудимых больных, эмоционально неустойчивых, психопатов, наркоманов. Лучше избегать и пребывания в одной палате нескольких больных эпилепсией, злобных, с расстройствами настроения. Необходимо помнить о склонности некоторых больных подражать в болезненных проявлениях другим больным. Так, вслед за истерическим припадком у одного больного могут возникнуть аналогичные припадки у .других. Стремление подражать ,часто наблюдается у умственно отсталых больных со снижением критики, иногда — у больных шизофренией.
Как же должен вести себя средний и младший персонал в тех случаях, когда в отделении возникла ссора или драка? Прежде всего необходимо немедленно вызвать дежурного врача, изолировать ссорящихся и, если Нужно, перевести одного из них с разрешения дежурного или лечащего врача в другое отделение.
Очень труден уход за больными эпилепсией. В силу особенностей эмоциональной сферы эти больные приходят в состояние озлобленности, а иногда и ярости по малейшим поводам (например, кто-то прикоснулся К их кровати, помял одеяло и пр.). Особенно мстительными и злобными больные эпилепсией становятся в том случае, когда обещание, данное няней,. медицинской сестрой или врачом, остается невыполненным.
Совершенно недопустимы излишняя слащавость и простоватость в разговорах с психически больными, фамильярное обращение с ними медицинского персонала на «ты» или «больной», или только по имени.
Не следует разрешать и больному обращаться к медицинской сестре или няне по имени. В тактичном и вежливом обращении с больными залог поддержания авторитета персонала, сохранения режима и необходимого порядка в отделении.
Во всех отделениях больницы, как спокойных, так и беспокойных, существует строго установленный режим дня, который надо рассматривать как одно из лечебных мероприятий, смягчающих болезненные проявления и способствующих упорядочению поведения больного. Персонал обязан следить за неукоснительным выполнением режима каждым больным.
Для обеспечения распорядка дня и соблюдения больными необходимого режима обслуживающий медицинский персонал должен работать четко и дружно.
Кроме общего распорядка дня для большинства больных, назначают особый режим для лиц, нуждающихся в специальном уходе и усиленном надзоре.
Одним из условий слаженной лечебной работы отделения, несмотря на тяжелый контингент больных, является правильная расстановка медицинского персонала. Недопустимо отвлечение части персонала в часы кормления на передачу продуктов от родственников, уборку палат, кабинетов, прогулку и т. д. Во время кормления и отдыха больных днем персонал должен сохранять бдительность, тщательно наблюдать за больными со стремлением к побегу, самоистязанию, самоубийству. Суетливость, растерянность, несогласованность в работе персонала больные используют для совершения задуманных, нередко агрессивных действий. Дежурный персонал должен быть уведомлен о каждом больном, взятом из отделения на лечебную процедуру или в кабинет врача.
Больные, находящиеся под усиленным надзором, должны быть каждую секунду на учете. Больных, упорно отказывающихся от пищи, кормят отдельно или из рук персонала, или принудительно через зонд.
Соблюдению режима и распорядка дня способствуют культурные мероприятия, проводимые под руководством культорганизатора. Вполне допустимы в отделении игра на музыкальных инструментах, настольные игры (шашки, шахматы, домино), читка газет, журналов, художественной литературы. Некоторые виды культурного обслуживания (читка газет, журналов, книг) могут применяться и в беспокойном отделении. Значительно помогают успокоению больных и смягчению напряженности вечера самодеятельности, концерты и кино. На некоторых больных, особенно находящихся в маниакальном состоянии, очень благоприятно действует привлечение их к работе в помощь персоналу (натирка полов, уборка отделения и др.).
Необходимо тщательно проверять содержимое приносимых родственниками передач для больных. Известен случай, когда жена больного по его настоянию пыталась передать в булке плоскогубцы с тем, чтобы он мог ими открыть дверь и убежать из больницы. Особенно тщательно проверяют передачи больным, страдающим наркоманией, так как иногда родственники приносят наркотики.
Большое значение имеет внешний вид обслуживающего медицинского персонала. Одежда медиков должна быть строгой и скромной. Никаких украшений в виде булавок, колец, серег, браслетов, брошек, а также яркого маникюра у персонала не должно быть, особенно при работе в полубеспокойных и беспокойных отделениях. Халат должен быть всегда аккуратно застегнут на все пуговицы, волосы гладко причесаны и подобраны под косынку. Ключ от дверей отделения персонал обязан носить в кармане халата привязанным, так как больные могут его похитить. Добротная ортопедическая обувь у персонала должна быть легкой, желательно на низком каблуке, чтобы в случае необходимости быстро передвигаться, например подбежать к больному, которому необходима помощь, и т. п.
Папиросы и продукты поступающих больных из приемного покоя передают дежурной или старшей сестре отделения.
При санитарной обработке и осмотре очень беспокойного больного вызывают на помощь санитара или няню соответствующего отделения.
Нередко бывает, что в приемный покой одновременно поступает несколько больных в различном по тяжести состоянии: беспокойные с речевым или двигательным возбуждением, внешне спокойные и доверчивые. В такие минуты работа персонала приемного покоя становится весьма напряженной. Персонал не должен отвлекаться ничем посторонним. Надо зорко следить за тем, чтобы дверь приемного покоя была заперта на ключ, не оставлять больного без надзора у открытого окна. Бывали случаи, когда больным удавалось бежать из приемного покоя.
По общему правилу, разработанному для психиатрических больниц, больному, поступившему в любое отделение, независимо от состояния назначают в первые 2-3 дня постельный режим. За выполнением этого режима обязан следить персонал отделения. Прогулки в первые дни не разрешаются. больной сначала поступает в наблюдательную палату, где персонал ведет за ним тщательное наблюдение, изучая особенности его поведения. Дежурная сестра отделения обязана знать по фамилии (лучше по имени и отчеству) больных своего отделения, их распределение по палатам и внутри палаты.
В каждом отделении в комнате дежурной медицинской сестры и фельдшера должен быть список больных, находящихся под усиленным надзором. Обычно это больные с мыслями о самоубийстве, упорно отказывающиеся от пищи, со стремлением к побегу, самоистязанию, с эпилептическими или истерическими припадками. Фамилии таких больных обязаны знать не только медицинские сестры, но и санитарки.
С приходом новой смены персонал, отработавший смену, должен записать в дневник больного особенности его психического состояния за весь период дежурства. При сдаче дежурства медицинский персонал обязан подробно рассказать о всех больных, состояние которых изменилось или продолжает оставаться тяжелым. Больные, находящиеся под усиленным надзором, все время должны быть под непрерывным наблюдением сестры или няни. Так, если больной с мыслями о самоубийстве или со стремлением к побегу, или с частыми судорожными
припадками пошел в уборную, няня или сестра должны неотлучно сопровождать его и наблюдать за ним. Если больной слишком долго задерживается в уборной, то через наблюдательное окно надо убедиться в том, что с больным ничего не случилось. Во время прогулок или при направлении на физиотерапию, водолечение или в лабораторию больные остаются под строгим наблюдением персонала. Парикмахер должен брить больных только безопасной бритвой и в присутствии медицинского персонала.
Больных, отказывающихся от еды, необходимо уговорить самостоятельно поесть или попытаться покормить, а если и это не удается, то приходится прибегать к искусственному кормлению через зонд. Зонд представляет собой мягкую резиновую трубку диаметром около 0,5 см. Перед введением его необходимо прокипятить или обмыть горячей водой с содой. Конец зонда закруглен и имеет боковые отверстия. .Его смазывают вазелином или глицерином. Противоположный конец зонда должен быть открытым, на него надевают воронку.
Кормить больного через зонд может только врач или очень опытная медицинская сестра, но обязательно в присутствии врача. Большинство больных оказывают резкое сопротивление кормлению, поэтому необходим также персонал, удерживающий больного. Для кормления с помощью зонда больного лучше уложить на спину, но это можно делать и в положении больного сидя. Тогда производящий кормление держит голову больного, стоя сзади него. Зонд можно вводить через рот или через нос. Если при введении зонда через рот предварительно не вставить роторасширитель, то конец зонда может быть прикушен или даже откушен больным. Такая возможность исключена при введении зонда через нос. Поэтому чаще пользуются последним способом.
Прежде чем вводить зонд, необходимо проверить, нет ли у больного значительного искривления носовой перегородки или полипов, часто делающих прохождение зонда невозможным. Перед кормлением осматривают ротовую полость больного и удаляют съемные зубные протезы.
Введя резиновую трубку на длину 50-55 см, надо убедиться в том, что конец ее действительно попал в полость желудка. Если зонд попадает в дыхательные пути, лицо больного становится цианотичным (синюшным), дыхание крайне затрудненным, резко усиливается двигательное сопротивление. В таких случаях надо немедленно вынуть зонд.
При правильном введении зонд проходит носовую полость, глотку, пищевод и, наконец, свободно попадает в желудок. Нередко затруднения встречаются в начале введения, когда повторными рвотными движениями больной выталкивает зонд из верхней части пищевода в ротовую полость. В этих случаях больного заставляют дышать через нос.
Показателями попадания зонда в желудок служат: 1) свободное дыхание больного, 2) отсутствие цианоза лица, 3) характерный звук, напоминающий урчание, возникающий в результате попадания небольшого количества воздуха в желудок, 4) медленное прохождение в желудок небольшого количества жидкости (1/4-1/2 стакана воды), введенной через воронку.
Только после того как производящий кормление убедился в правильности введения зонда, он медленно вливает в воронку питательную смесь, для чего приподнимают воронку. Количество питательной смеси, вводимое один или 2 раза в сутки, должно быть не менее 300 г, но и не больше 1 л при каждом кормлении. Зонд из желудка удаляют быстрым движением, чтобы остатки смеси из зонда не попали в дыхательные пути. Рекомендуется после прохождения смеси подождать .несколько секунд, чтобы ее остатки проникли в желудок, и только ,11Осле этого удалить зонд.
Чтобы больной не попытался рвотным движением удалить введенную в желудок жидкость, после удаления зонда из носа необходимо удерживать больного в горизонтальном положении.
Питательная смесь для искусственного кормления должна содержать необходимое количество белков, жиров, углеводов, витаминов и соли.
Обычно эта смeсь состоит из 500 г молока, 2 сырых яиц, 50 г сахара, 20-30 г масла, 1-5 г поваренной соли, поливитаминов. Нередко к питательной смеси прибавляют лекарства, которые больной отказывает<: я принимать. Так как отказ от пищи может длиться несколько месяцев, параллельно с кормлением ежедневно вводят внутривенно 40% раствор глюкозы с витамином С. Иногда кормление через зонд чередуют с питательными клизмами, которые состоят из 200-300 г питательной смеси, содержащей молоко, яйца, сахар и жиры: ее вводят в прямую кишку после очистительной клизмы.
Для усиления всасывания питательной смеси в прямой кишке к питательной клизме прибавляют несколько капель настойки йода. Чтобы содержимое клизмы лучше удержалось и все необходимое целиком всосалось в прямой кишке, прибавляют 2-5 капель настойки опия.
Этот способ искусственного кормления технически более прост, по из-за неполной всасываемости жидкости в толстых кишках недостаточен для пополнения питательных веществ и предотвращения истощения.
Поэтому его применяют значительно реже, чем кормление через зонд.
Для борьбы с отказом от пищи иногда назначают малые дозы инсулина (4-8 ед. вдень). Во всех случаях, когда отказа от приема пищи нет, но больной хронически недоедает вследствие общей заторможенности {например, при циркулярной депрессии) или при тяжелых органических психозах (артериосклероз с кровоизлияниями, старческий психоз), необходимо систематически производить кормление из рук персонала. Если у больного нет зубов или вследствие общей слабости или расстройства сознания он не может прожевать пищу, нужно давать ему протертую или кашицеобразную еду, внимательно следя за тем, чтобы больной проглатывал ее, а не скапливал во рту. Медицинский персонал должен следить за принятием пищи больными с повышенным аппетитом и ограничивать количество еды, не допуская, чтобы они съедали порцию заторможенных больных.
Больные с негативизмом также склонны отказываться от еды. В таких случаях надо оставить пищу около больного и отойти в сторону.
Нередко через некоторое время больной самостоятельно все съедает. В часы приема пищи персонал должен быть расставлен так, чтобы не был ослаблен надзор за больными, требующими усиленного наблюдения.
Так же тщательно, как и за питанием, необходимо наблюдать за деятельностью кишечника и мочевого пузыря у больных. Нельзя полагаться на слова больного. Обслуживающий персонал должен быть абсолютно уверен в том, что у больного кишечник и мочевой пузырь действуют исправно. Часто из-за особого состояния психики больные задерживают акт дефекации и мочеиспускания (особенно в состоянии кататонии) . Хронические запоры могут наблюдаться у больных в депрессивном состоянии вследствие ослабления у них важнейших функций организма, в том числе и сократительной деятельности кишечника.
Запору способствуют длительное пребывание в постели, прием препаратов опия, парализующего моторную функцию кишечника. В таких случаях больным необходимо делать простые, мыльные или солевые (гипертонические) клизмы для ежедневного опорожнения кишечника.
Больные с тяжелыми органическими поражениями головного мозга, со снижением интеллекта (критики, памяти), с одновременным нарушением деятельности сфинктеров мочевого пузыря и прямой кишки страдают недержанием мочи и кала. За такими больными необходим самый тщательный уход. При длительном лежании и истощении у больного образуются пролежни. Во избежание этого больным надо подкладывать под простыню резиновые надувные круги, немедленно менять испачканное белье и как можно чаще делать гигиенические ванны.
В определенные часы больным следует предлагать судно или мочеприемник, а больных, которые могут передвигаться, нужно водить в уборную. Для предотвращения пролежней необходимо больных чаще поворачивать, тщательно расправлять малейшие складки на простыне, следить за тем, чтобы на постель не попадали крошки.
Как правило, больных, страдающих недержанием мочи и кала, помещают в палаты для ослабленных больных. Отсутствие запаха кала и мочи в этих палатах является показателем добросовестности в работе персонала.
Особый уход требуется за больными с измененным сознанием. Он сводится к наблюдению за опорожнением кишечника и мочевого пузыря у больного, за гигиеническим состоянием его рук, лица, рта, за своевременным и достаточным питанием.
Психически больные, особенно долго находящиеся в беспокойном отделении больницы, нередко вызывают страх у недавно приступивших к работе сотрудников. Но при правильной расстановке персонала в беспокойном отделении, при четкой и слаженной работе, высокой сознательности, добросовестном отношении к своим обязанностям, дисциплинированности опасность работы в отделении крайне ничтожна. Персонал должен уметь обращаться с остробеспокойными больными, подойти к ним.
Резкое психомоторное возбуждение может наблюдаться при шизофрении, прогрессивном параличе, циркулярном психозе в маниакальной стадии, при острых интоксикациях и инфекционных заболеваниях (например, при алкогольной белой горячке или аментивном состоянии в течении тяжелой формы сыпного тифа). Особенно сильное возбуждение бывает у больных эпилепсией в состоянии сумеречного сознания.
Многие лица, даже медицинский персонал, ранее не работавший в психиатрической больнице, убеждены, что в отношении таких больных применяют меры стеснения. В настоящее время такие меры как привязывание к кровати применяются крайне редко. В беспокойных отделениях выделяют особую палату для резко возбужденных больных, в которой имеется дополнительный персонал (санитары), обеспечивающий наблюдение за такими больными. Из лекарственных средств чаще всего прибегают к аминазину (по 25-100 мг и более в сутки) внутримышечно и внутрь.
При депрессии с двигательным беспокойством и тревогой (ажитированная депрессия) эффективны амитриптилин (10 мг по 1-2 таблетки в зависимости от состояния), смесь, содержащая отвар пустырника с барбиталом-натрия, кодеином, бромидом натрия и валерианой.

Rp. Inf. herbae Leonuri 6,0-200,0 Natrii broтidi 0,3 Codeini phosphatis 0,2 Вагbitаli-nаtrii 0,3 Т-rае Valerianae 5,0 MDS. По 1 СТ. ложке 3 раза в день

При состоянии полной обездвиженности назначают френолон по 5 мг В таблетках 1-2 раза в день, во вторую половину дня, утром и днем амитриптилин по 10 мг. Из нейролептиков показан также Гиопроперазин.
Каким же образом дать больному лекарства, если он находится в состоянии психомоторного возбуждения и отказывается от их приема?
Иногда больного удается уговорить выпить лекарство. В противном случае прибегают к инъекциям или введению лекарств в клизме. При введении лекарств больного удерживают несколько человек в положении лежа на спине с фиксацией ног и рук, чтобы он не мог выдернуть руку, выбить из рук шприц с иглой или ударить кого-нибудь из персонала.

При введении лекарственных веществ в клизме больной должен лежать на боку с подогнутыми к животу ногами. После клизмы надо в течение нескольких секунд задержать баллон или наконечник в прямой кишке, по удалении его из заднего прохода нужно плотно зажать руками обе ягодицы.
Благодаря введению в лечебную практику нейролептических средств проблема борьбы с психомоторным возбуждением в целом разрешена. Отечественные нейролептические препараты (аминазин и др.) в дозе от 100 до 150 мг купируют психомоторное возбуждение независимо от
его происхождения. Благоприятны результаты курсового применения аминазина, трифтазина (в среднем от 2 до 3 месяцев) при различных формах психических заболеваний, и прежде всего при шизофрении и пресенильном психозе.
При стойком бреде и галлюцинациях показан галоперидол, при депрессии любой этиологии назначают антидепрессанты, при заторможенной депрессии — химизин по 25 мг 1-3 раза в день, при тревоге — амитриптилин по 10 мг 2-3 раза в день.
Кроме указанных лекарственных веществ, успокаивающим свойством обладают теплые ванны (35-370). Особенно показаны длительные ванны (в течение часа и дольше) при маниакальном возбуждении. При применении длительных ванн необходимо тщательно следить за деятельностью сердца. В течение длительной водной процедуры температура воды не должна падать ниже 350.
Длительные ванны как средство, успокаивающее психомоторное возбуждение, могут быть назначены только врачом.
При резком возбуждении со стремлением к агрессивным действиям в отношении окружающих, если возбуждение развивается неожиданно в отсутствие врача, необходимо до его прихода удерживать больного. Для этого нужно не менее двух человек: один удерживает ноги, а другой — руки больного. При наличии трех человек один держит голову, другой — обе руки у кистей, третий — обе ноги больного. Если беспокойного больного надо. перевести из палаты в палату или привести в кабинет врача, применяют следующий способ: подходят к больному со стороны спины, берут за руки, складывают их крест-накрест и. идут с ним рядом. Идти сзади не рекомендуется, так как больной может ударить ведущего ногой или головой. Во избежание удара головой надо как можно выше поднять крепко скрещенные руки больного.
При наличии двух санитаров каждый из них берет больного за одну руку, причем одной рукой берет ее около кисти с передней стороны, другой — выше локтя в области плеча с задней стороны. Обе руки больного.
должны быть максимально вытянуты в стороны и подняты на уровень плеч, чтобы больной не мог ударить головой.
Если возбуждение больного достигает резкой степени или если больной, вооружившись чем-нибудь и обороняясь, грозит нападением и ударом каждому, кто подойдет, необходимо приблизиться к нему, держа перед собой одеяло, затем одним движением быстро накинуть его и, удерживая больного в постели, сделать ему инъекцию аминазина (100-150 мг внутримышечно).
Психомоторное возбуждение у больных эпилепсией нередко бывает опасным для окружающих, так как в состоянии измененного сознания у больного наблюдаются устрашающие галлюцинации и он, защищаясь, приходит в состояние неистовства. Чтобы удержать такого бального, нередко требуется 5-6 человек. При отсутствии необходимого количества санитаров можно прибегнуть к помощи выздоравливающих.
больных.
Раньше резко возбужденного больного помещали в отдельную комнату (изолятор). В настоящее время этого не делают, так как изоляция усиливает возбуждение и злобность больного, ухудшает его психическое состояние. Возбуждение в период дисфории при сумеречном состоянии сознания, как и эпилептическое состояние (статус), купируют аминазином (100-200 мг внутримышечно).
Во время ночных дежурств от персонала психиатрических больниц требуется особая бдительность. В течение ночи дежурный должен несколько раз обойти больных, за которыми требуется наиболее строгий надзор, и убедиться в том, что они находятся на месте. Если больной встал ночью, чтобы пойти в уборную, необходимо проследить его возвращение в палату.
В обязанность дежурного персонала — сестры, фельдшера отделения — вменяется запись о поведении и состоянии больного в дневник, с содержанием которого врач знакомится ежедневно утром до обхода всех больных. Особенно подробной должна быть запись обо всяком изменении в состоянии больного, о его высказываниях, свидетельствующих о наличии тех или иных тягостных мыслей, намерений. Надо уметь описать припадок так, чтобы врач по записи мог судить о его характере — эпилептическом или истерическом. Всякие особые происшествия в отделении (ссоры, нападения больных друг на друга и на персонал, неожиданные состояния возбуждения, попытки к самоубийству) должны быть внесены в дневник поведения больных.
Медицинская сестра, передавая дежурство в присутствии всего персонала (врачи, няни, фельдшера и санитары), подробно рассказывает о событиях, имевших место во время дежурства, и еще раз напоминает о больных, нуждающихся в надзоре и особом уходе. Сестра, принимающая дежурство, должна проверить целость запора аптечного шкафа, наличие в нем необходимого набора медикаментов для оказания экстренной помощи и инструментария. П р а в и л ь н а я о р г а н и з а ц и я работы среднего и младшего персонала психоневрологических диспансеров и больниц в тесном контакте с врачом способствует выздоровлению многих больных и возвращению их к труду.

Как справиться с депрессией? Читать далее «Уход за психически больными и их лечение»

Организация психоневрологической помощи

Внебольничная психиатрическая помощь осуществляется психоневрологическим диспансером. Существуют районные, городские и республиканские диспансеры. В диспансеры направляют больных врачи любой специальности — терапевты, невропатологи, к которым впервые обращаются психически больные. Работа психоневрологических диспансеров построена по участковому принципу. Участковый врач, старшая сестра, участковые медицинские сестры обязаны знать всех психически больных, проживающих на их участке, как и соматически больных.
Участковые врачи в городе и на селе, часто встречающиеся с населением своего района, первыми констатируют появление новых психически больных на участке или ухудшение состояния больного и немедленно принимают меры к оказанию психиатрической помощи через районного психиатра. Следовательно, профилактика развития психических заболеваний, выявление ранних стадий психоза для оказания своевременной помощи заболевшим в значительной степени зависит от слаженной работы участкового врача и психиатра районного психоневрологического диспансера. Не менее важна роль среднего медицинского персонала, в частности участкового фельдшера и медицинской сестры, которые по роду своей деятельности (выполнение назначений врача, патронажные посещения) значительно чаще и дольше бывают в семье больного.

Медицинская сестра на дому первая получает сигналы от родственников больного о начальных признаках психического расстройства, выражающегося в нарушении поведения, например, в отказе от пищи, ночном беспокойстве, стремлении больного к уединению.
Медицинская сестра должна серьезно отнестись к этим признакам и немедленно сообщить о них участковому врачу. Внимательность, бдительность участковой медицинской сестры помогают сложной работе участкового психиатра.
Психиатрическую помощь сельскому населению оказывают областные (краевые) психоневрологические диспансеры и психиатрические больницы, ведущие и диспансерную работу.
Эти больницы должны быть связаны с районными поликлиниками города и села.
В отдаленных от центра населенных пунктах эта связь поддерживается через участкового фельдшера. Врач или фельдшер могут послать больного на консультацию в областной или республиканский психоневрологический диспансер, а в тех случаях, когда симптомы психического заболевания несомненны, направить его в психиатрическую больницу.
Психиатры областного (краевого) диспансера должны периодически выезжать в районные больницы и совместно с врачами разбирать и изучать все случаи заболеваний, протекающих с нарушением психической деятельности. Диспансер ведет учет всех больных, обращающихся за помощью, уделяя при этом особое внимание так называемому активному учету, на котором находятся остро заболевшие, с тяжелыми проявлениями психической болезни, а также больные, недавно выписанные из стационара.
Средний медицинский персонал должен хорошо знать принципы ведения такого учета, распределение пациентов по диагнозу, степени тяжести нарушения психической деятельности.
Специальную помощь психически больным оказывает участковый психиатр диспансера, который решает вопрос, нужно ли наблюдать и лечить больного в условиях диспансера или немедленно поместить его в психиатрическую больницу. В диспансерах лечатся амбулаторно больные с компенсированными формами психозов, с затяжным хроническим лечением, с невротическими реакциями, с психопатическим поведением, не нуждающиеся в помещении в больницу.
Повседневное наблюдение над такими больными, живущими в сельской местности, осуществляет врач сельского врачебного пункта ИJ1Н фельдшер, который выполняет все назначения психиатра и в случае необходимости оказывает неотложную помощь, направляет больного в больницу и т. д.
Роль среднего медицинского персонала диспансера неизмеримо повысилась при проведении поддерживающего лечения больных с различными психическими заболеваниями. Этот вид лечения заключается в назначении лечебных препаратов, оказывающих многостороннее действие при нарушениях психической деятельности. Такие средства носят название психотропных. К ним относятся нейролептики (аминазин, левомепромазин, трифтазин), транквилизаторы (мепротан, триоксазин, хлордиазепоксид, диазепам), антидепрессанты (имизин, триптизол).
Препараты выпускаются в драже по 5 мг (диазепам), по 10 мг (хлордиазепоксид), по 25, 50 и 100 мг, нейролептики — в дозе от 1 до 5 мг, антидепрессанты — по 10 мг (амитриптилин), по 25 мг (имизин) . Аминазин выпускается в ампулах 2,5% раствора по 1 или 2 мл.
Аминазин, левомепромазин, трифтазин и галоперидол широко применяют в качестве средств, снимающих или значительно уменьшающих психомоторное воздействие вне зависимости от причины его возникновения. Транквилизаторы назначают при тревоге, страхах, неврастенических депрессиях.
При назначении больших нейролептиков указанные препараты независимо от формы их введения могут оказывать побочные действия. Знание их необходимо среднему и младшему персоналу с тем, чтобы уметь предупредить эти осложнения, а если они уже развились, устранить их. В первые дни приема транквилизаторов могут наблюдаться осложнения в виде коллапса — состояния, связанного со значительным падением артериального давления.
В этих случаях больной бледнеет, покрывается холодным липким потом, нередко теряет сознание, пульс слабеет. Больного необходимо уложить без подушки, с несколько приподнятыми ногами, дать ему выпить крепкого чая, сделать инъекцию 10% раствора кофеина (1 мл под кожу) или дать внутрь порошок кофеина (0,1-0,2 г) и а состоянии больного немедленно сообщить врачу. Из других побочных эффектов следует отметить: сухость слизистой оболочки рта, носоглотки; повышенную сонливость, затруднение дыхания, гиперкинезы, судороги отдельных групп мышц, лица, шеи. реже нижних конечностей (возможность дальнейшего лечения должна быть согласована с лечащим врачом).
При длительном лечении могут наблюдаться повышение веса, аппетита, запоры, желтуха, увеличение или уменьшение количества лейкоцитов, уменьшение числа эритроцитов, снижение уровня гемоглобина, ускорение РОЭ. При применении больших доз препаратов нередко возникает синдром, напоминающий паркинсонизм,- двигательная скованность, амимия, слюнотечение, дрожание пальцев рук.
Иногда при длительном введении аминазина или трифтазина, галоперидола, тиопроперазина может наступить вместо общего успокоения нарастание двигательного беспокойства, тревоги. Этот синдром требует или уменьшения дозы препарата, или полной отмены лечения.
Осложнения, развивающиеся у бальных, принимающих нейролептики, должны фиксироваться в специальных дневниках медицинских сестер. Врачи оповещаются об этом безотлагательно. Лечение осуществляется под тщательным контролем не только врача, на и среднего и младшего персонала. При этом необходимо в одинаковой степени следить за психическим и физическим состоянием больного.
Продолжение лечения во внелечебных условиях обеспечивает длительное улучшение с возвращением больного в семью, к посильному полезному труду. Беспрерывное лечение на дому помогает предупредить обострение состояния и прекратить начавшееся ухудшение в домашних условиях повышением дозы препарата. Безопасность и эффективность лечения обеспечиваются правильной организацией лечебной помощи на дому, в которой большая роль принадлежит среднему медицинскому персоналу. Хорошо обученные фельдшер и медицинская сестра могут обеспечить поддерживающее лечение больного, проживающего в сельской местности, под контролем врача. Незаменимы современные нейролептические средства при оказании немедленной психиатрической помощи, например при возникновении острых психических нарушений у ряда бальных (в условиях стихийного бедствия или массовых поражений).

Систематическое патронажное наблюдение над психически больными, находящимися в домашних условиях, установление опеки для защиты интересов прав недееспособных психически больных составляют важнейшие задачи психоневрологических диспансеров. В этой работе принимает активное участие средний медицинский персонал в лице сестер-обследовательниц и патронажных сестер.
Экспертная работа занимает большое место в деятельности диспансера. Диспансеры дают заключение о трудоспособности, о годности к военной службе, о степени вменяемости при различных нарушениях, совершенных лицами с изменениями психики.
При городских психоневрологических диспансерах организованы лечебно-трудовые мастерские, где работают больные, уже не нуждающиеся в стационарном лечении, но еще не вернувшиеся к профессиональному труду в силу остаточных психических нарушений. Эти мастерские помогают в приобретении больными новой специальности. По мере улучшения состояния здоровья работающие больные совершенствуются в такой степени, что при некоторых облегчениях или даже без них могут быть рекомендованы на предприятия для работы на общих основаниях. Наблюдение за работой больных в лечебно-трудовых мастерских проводят врачи и средний медицинский персонал.
Амбулаторная и больничная помощь представляют собой неразрывные звенья лечения психически больного.
Больного, которого по соответствующим показаниям нужно поместить в психиатрическую больницу, врач направляет с подробной выпиской о.
наблюдавшихся симптомах и проведенном амбулаторном лечении. По скончании стационарного лечения больного во всех случаях берет на учет районный психиатр, под наблюдением которого он находится до полного выздоровления.
Организация детской психоневрологической помощи в СССР началась с первых же лет после революции и в настоящее время представляет собой законченную систему с различными по профилю психоневрологическими учреждениями, куда детей стационируют в зависимости от характера нарушения у них психической деятельности. Детей, страдающих неврозами, которым необходимо лишь проведение оздоровительных мер, направляют в специальные лечебные учреждения и санатории, детей с острыми и подострыми нарушениями психической деятельности помещают в специальные детские психоневрологические стационары, по выписке из которых такие дети находятся под амбулаторным наблюдением. Дети с выраженным психическим недоразвитием (врожденнонаследственным или приобретенным) нуждаются в наблюдении, уходе или опеке. Эту работу осуществляют различные учреждения системы социального обеспечения.
По окончании лечения психиатрическая больница посылает в диспансер подробную выписку из истории болезни, на основании которой больного берет на учет диспансер.
В психиатрической больнице бывают следующие отделения:
1. П р и е м н ы й п о к о й для всех больных, поступающих в эту больницу. Приемный покой должен быть уютно и красиво убран, в нем должно быть чисто и тихо. После санитарной обработки больной в приемный покой не возвращается, а направляется в соответствующее отделение больницы в зависимости от соматического и психического состояния. Больного в отделение обязательно сопровождает фельдшер или санитарка.
Приемные отделения иногда имеют два подразделения — спокойное и беспокойное. В эти отделения поступает основная масса первично заболевших. Здесь наблюдение за больными должно быть строжайшим, так как больной еще недостаточно известен и его поведение может быть полно всяких неожиданностей. Обстановка этого отделения должна быть уютной, домашней — с коврами, музыкальными инструментами, картинами, с тем, чтобы само пребывание в условиях больницы не травмировало психику больного.
2. О т д е л е н и е д л я б е с п о к о й н ы х б о л ь н ы х предназначено для лиц, нуждающихся в особом уходе и постоянном надзоре вследствие возбуждения, больных с бредовой настроенностью или наклонностью к агрессии. Это отделение отличается некоторыми особенностями.
Кровати в нем не должны иметь острых углов, вставных пружин, железных прутьев. Стены должны быть абсолютно гладкими, без крючков, гвоздей, вешалок, ниш и выступов. Уборные должны иметь автоматическую смывку, незапирающиеся двери, застекленные окна для наблюдения за больными. Обеденная посуда у беспокойных больных должна быть небьющейся, легкой, желательно алюминиевой. Сервировка состоит.
Из тарелки, чашки (или кружки), ложки. Вилки и ножи этим больным не выдают.
В отделении не должно быть тяжелых, острых, режущих предметов, которыми больной мог бы причинить вред себе и другим.
3. С п о к о й н о е о т д е л е н и е, куда помещают больных, не требующих постоянного надзора. В большинстве случаев это больные с различными формами неврозов, реактивными состояниями, легкими формами сосудистых психозов, нерезко выраженными травматическими психозами, больные с редкими эпилептическими припадками.
В больших психиатрических больницах, кроме того, оборудуют следующие отделения Д л я п с и х и ч е с к и б о л ь н ы х, страдающих соматическими заболеваниями; д н е в н ы е с т а ц и о н а р ы для дневного пребывания особого контингента больных в течение дня; Д е т с к и е о т д е л е н и я.
Больных с хроническими формами заболеваний помещают в загородные больницы, где им назначают трудотерапию, главным образом сельскохозяйственными работами.
При больницах должны быть оборудованы клинико-диагностические лаборатории, которые проводят биохимические, электрофизиологические и психологические исследования, рентгенологический кабинет, физиотерапевтические отделения, а также прозекторская для вскрытия трупов умерших. Судебно-психиатрическая экспертиза проводится в специальных отделениях.
Место для прогулок (сад), как и вся территория больницы, должно быть обнесено высоким забором. Все двери больницы и калитки caда постоянно следует запирать специальными ключами (трех- и четырех-гранными) .
Алкоголиков и наркоманов лечат либо амбулаторно, либо в психиатрических стационарах.

Нет ничего мучительнее каждодневного стресса! Психотерапевты. Читать далее «Организация психоневрологической помощи»

Реактивные психозы

Реактивными психозами называют психические нарушения, развивающиеся после неожиданных, тяжелых психических травм, как, например,
смерть близких, стихийные бедствия и т. д. Различают острые реактивные психозы, при которых может развиться психогенный ступор. больной становится обездвиженным, застывает в любых условиях. В отличие от полной заторможенности могут наблюдаться изолированные включения двигательной функции. Так, больной перестает отвечать на вопросы, но совершает целенаправленные действия. Другой разновидностью острой психогенной реакции является двигательное возбуждение на фоне суженного сознания.
При затяжных реактивных психозах, особенно в условиях повторяющихся психических травм или затянувшейся неблагоприятной обстановки, психические нарушения нередко принимают характер психогенной депрессии. Больные подавлены, винят других в своем настроении, постоянно рассказывают об обстановке, с которой связано их болезненное состояние. Тревога часто сменяется подозрительностью.
В отличие от эндогенной депрессии при маниакально-депрессивном психозе реактивная депрессия быстро проходит по мере ликвидации условий, ее вызвавших, т. е. исчезновения обстановки, травмирующей психику.
При затяжных долго не разрешаемых конфликтах может развиться психогенный параноид, т. е. бред, чаще всего в форме сутяжного бреда.
Больные сосредоточивают свои мысли на том, что их интересы ущемлены; они настаивают на удовлетворении своих требований, обращаются с повторными жалобами во все инстанции, требуя наказания своих недоброжелателей. Как правило, таких больных разубедить не удается. вот поэтому требуется назначение медикаментозных средств, нередко в стационарных условиях.
Лечение острых реактивных состояний проводится в стационаре аминазином по 25-50 мг внутрь или внутримышечно. При легких формах назначают транквилизаторы: диазепам по 5-10 мг, триоксазин по 200400 мг внутрь. Больным показана психотерапия и трудотерапия. При затяжных реактивных состояниях (особенно при параноидах) применяют трифтазин (по 5-20 мг в сутки), или галоперидол (по 1-1,5 мг 1-2 раза в сутки). При реактивной депрессии — имизин (по 50- 100 мг В сутки), диазепам (по 25-50 мг в сутки).
Реактивные состояния у детей проявляются страхами, сопровождающимися вегетативными расстройствами: побледнением, потливостью.
Кроме того, может наблюдаться двигательное возбуждение, доходящее до «двигательной бури», со стремлением куда-то бежать, иногда с наклонностью к разрушительным действиям. В раннем пубертатном периоде (10-12 лет) на травмирующую ситуацию чаще дети реагируют заиканием или мутизмом. После 13-14 лет могут быть реактивные депрессии с отказом от пищи, что .определяет необходимость помещения ребенка в больницу.
При легких депрессиях в амбулаторных условиях дети требуют особого надзора, чуткого, терпеливого к ним отношения со стороны среднего и младшего персонала. Лечение сводится к назначению витаминов, брома с валерианой. При выраженных затяжных реактивных состояниях в условиях стационара показаны антидепрессанты (имизин) или транквилизаторы (диазепам).

Хронический стресс приводит к неврозу. Помощь психолога. Читать далее «Реактивные психозы»

Эпилепсия

В последние годы понятие «генуинная» эпилепсия значительно сузилось. К ней относят случаи, протекающие с нарастающей деградацией личности при редких припадках, начинающихся в детском возрасте без какой-либо причины. В большинстве же случаев эпилепсия является симптомом поражения головного мозга при опухоли, остаточных явлениях после перенесенной травмы, менингита, энцефалита. Основной симптом эпилепсии — судорожный припадок с потерей сознания или сумеречные состояния сознания.
Причины эпилептической болезни еще не совсем ясны. Во многих случаях припадки являются следствием родовых травм, энцефалит,], перенесенного во внутриутробном периоде или в раннем детстве. Нередко анамнез родителей больных эпилепсией отягощен различными нepвно-психическими заболеваниями, алкоголизмом. Высказывается предположение о роли нарушений обмена веществ и о своеобразных изменениях вегетативно-сосудистого аппарата в механизме развития эпилепсии. Некоторые исследователи происхождение припадка связывают со спазмом мозговых сосудов, что удалось подтвердить во время операции на головном мозге у больных эпилепсией.
В характере больных эпилепсией преобладают педантичность, вязкость, прилипчивость. Не умея отделить главное от второстепенного, они останавливают свое внимание на мелочах, во все вмешиваются и всюду настойчиво отстаивают на словах мнимую справедливость. Эти черты могут быть настолько выраженными, что делают больного нетерпимым в быту. Специфические изменения личности больного эпилепсией часто помогают распознать болезнь в тех случаях, когда недостаточно ясно выражены другие признаки болезни — припадки.
Одной из черт характера больного эпилепсией является его инертность. Он с трудом отказывается от старых привычек, старых вещей, старых мыслей, застревает на одних и тех же впечатлениях и переживаниях. Постепенно суживается круг его интересов, снижается интеллект.
Больные эпилепсией обычно чрезмерно вежливы, слащавы и льстивы в обращении, по существу остаются холодными, эгоистичными, злобными, завистливыми, мстительными и чрезвычайно гневливыми.
Часто они очень религиозны, склонны к мистицизму и суеверию. Следует подчеркнуть, что далеко не всегда течение эпилепсии сопровождается такими тяжелыми изменениями личности.
Припадок эпилепсии, как правило, начинается с внезапной потери сознания. больной падает, обычно лицом вниз, при этом он может получить телесные повреждения. Приступ судорог возникает с тонической фазы: мышцы рук и ног напрягаются и вытягиваются. Затем наступает клоническая фаза — быстрые сгибательные и разгибательные судорожные движения конечностей, судороги мышц лица, языка, который может быть прикушен, скопляющаяся во рту слюна образует пену и вытекает изо рта. Если больной прикусил язык, слюна окрашивается кровью. Судороги охватывают и дыхательную мускулатуру, дыхание затруднено; лицо больного, вначале бледное, становится синюшным.
Зрачки расширены, не реагируют на свет. Часто во время припадка происходит непроизвольное выделение мочи, а иногда и кала. Судорожный припадок большей частью длится 11/2-2 минуты. Потом наступает разлитое торможение — сон, который продолжается несколько часов. Проснувшись, больные обычно не помнят о происшедшем.
У некоторых больных в течение 2-3 дней после припадка наблюдаются раздражительность, утомляемость, общая разбитость, головные боли, некоторая замедленность психических функций.
Иногда припадки эпилепсии развиваются только ночью во время сна, так что больной знает о них лишь СО слов окружающих.
Нередко за несколько секунд до припадка бывают так называемые предвестники, или эпилептическая аура (аура-дуновение), чаще всего в виде различных ощущений: неприятных парестезий в той или другой области, определенных запахов, зрительных, слуховых ощущений. Иногда во время ауры .окружающие предметы воспринимаются в увеличенном, уменьшенном или искаженном виде. Аура может протекать с кратковременным расстройством слуха на одно ухо или появлением шума, свиста, окликов по имени. Наконец, аура сводится к своеобразным переживаниям: больному кажется, что он когда-то уже видел это самое место, так же располагались окружающие предметы, такой же был разговор, что-то похожее уже было пережито, ему только не удается вспомнить, когда и где именно. Чаще всего аура длится несколько секунд, реже она бывает более продолжительной, так что больной успевает дойти до постели и предупредить окружающих и надвигающемся припадке. В редких случаях все ограничивается ОДНОЙ аурой без последующего припадка.
Механизм эпилептического припадка сложный и во многом еще не выяснен. Корковый отдел двигательного анализатора у больного эпилепсией находится в состоянии возбуждения. Под влиянием любого добавочного раздражения эта «повышенная судорожная готовность» переходит в эпилептический припадок. Для больных эпилепсией характерны сила, взрывчатость процесса возбуждения в коре мозга.
Наряду с большими судорожными припадками при эпилепсии наблюдаются и малые припадки, которые могут носить самый разнообразный характер. Основной признак малого припадка — мгновенная потеря сознания. Окружающие замечают, что больной во время беседы на несколько секунд прерывает свою речь, смотрит в одну точку, временно как бы отсутствует, а затем как ни в чем не бывало продолжает прерванный разговор. Реже после малого припадка больной чувствует некоторую разбитость и слабость.
Между приступами кратковременной потери сознания и большими судорожными припадками существуют всевозможные переходные формы.
Иногда припадок сводится к тому, что больной внезапно теряет сознание, падает на землю и у него наблюдаются судороги в мышцах лица или одной конечности. Припадок может проявляться и в том, что у больного неожиданно затемняется сознание и он стремится куда-то бежать, у больных эпилепсией бывают и длительные сумеречные состояния сознания, когда больной действует, не отдавая себе ни в чем отчета.
Он может раздеться в общественном месте, прыгнуть в одежде в воду и Т. п. В сумеречном состоянии больной может попасть в другой город, совершить серьезное правонарушение, например ударить случайного прохожего, поджечь дом. Когда сумеречное состояние проходит, больной не помнит о происшедшем. Сумеречные состояния могут проявляться приступами резкого психомоторного возбуждения, связанными с чувством безотчетного страха, устрашающими видениями, которые нередко и побуждают больных к агрессивным действиям по отношению к окружающим. Длительность этих состояний бывает от нескольких часов до нескольких суток.
У больных эпилепсией наблюдаются также расстройства настроения:
больные неожиданно, без видимых причин, становятся злобными, придирчивыми, крайне раздражительными, агрессивными. Так, один больной, обычно вежливый, даже излишне учтивый, периодически становился злобным, возбужденным, говорил, что он «полон злобы», метался по коридору, сжав кулаки, или ложился в постель, заявляя: «Не подходите, убью!». Спустя некоторое время он успокаивался и, испытывая расслабленность во всем теле, засыпал.
Близкими к эпилепсии считают приступы непреодолимой сонливости нарколепсию. При этом у больного возникает, иногда даже по нескольку раз в день, своеобразное состояние сонливости, которое он не может преодолеть и в течение нескольких минут или секунд не может даже пошевелиться, глаза его закрыты. Свое состояние больной подробно описывает.
В тех случаях, когда припадки следует один за другим и промежуток между ними настолько мал, что больной не приходит в сознание, развивается status epilepticus — эпилептическое состояние, которое может длиться несколько часов и дней. Это состояние очень опасно для жизни и требует немедленных лечебных мероприятий.
В промежутках между припадками больные, как с физической, так и с психической стороны могут быть практически здоровыми. Особенно это относится к больным, у которых припадки редки. При часто повторяющихся припадках изменения в психике больного выявляются особенно резко.
Начавшаяся в детском возрасте эпилептическая болезнь может протекать без больших судорожных припадков, с преобладанием абортивных припадков, когда на фоне затемнения сознания наблюдаются отдельные судорожные подергивания без смены тонических судорог клоническими. Припадок у детей скорее напоминает обморок со стереотипными движениями, например, вращением туловища вокруг .своей оси, топтанием на месте, повторением одних и тех же слов.
у детей эквиваленты эпилептических припадков выражаются в неожиданных колебаниях настроения: ребенок становится капризно-злобным или просыпается от чувства страха, пытается куда-то бежать.
Лечение больных эпилепсией сводится к применению лекарственных средств, понижающих возбудимость нервной системы, обладающих противосудорожным свойством: фенобарбитала (по 0,05-0,1 г на ночь или .Утром и ,вечером), дифенин (по 0,1 г 3 раза в день), хлоракона (по 1 г 3. раза в день). Последние годы .применяются гексамидин (по 0,25 г .3 раза в день), карбамазепин (по 100-200 мг 1-2 раза в день).
Хорошие результаты дает длительное лечение порошками Серейского:

Rp. Phenobaгbitali 0,25 Bгomisovali 0,2 Coffeini natrio-bensoatis 0,015 Papaveгini hуdгосh10гidi 0,03 Calcii glucanatis 0,5 Mfp. Dtd N 30. S. По 1 порошку в день

Одновременно с порошками Серейского рекомендуется назначать больному витамины комплекса В и С.
Лечение больных эпилепсией проводится в течение нескольких лет, основным принципом лечения является индивидуализация метода и подбора наиболее эффективных препаратов, а также беспрерывность терапии.
больной эпилепсией должен соблюдать особый режим: избегать переутомления, не работать по ночам, не курить, исключить из пищи пряности и спиртные напитки. При систематическом лечении и соблюдении правильного режима в большинстве случаев удается добиться улучшения состояния больного и уменьшения числа припадков.
В момент начавшегося большого эпилептического припадка необходимо расстегнуть у больного одежду (воротник, пояс), положить ему под голову что-нибудь мягкое с тем, чтобы он не получил тяжелых ушибов. Удерживать больного нельзя. По окончании судорог нужно перенести больного в постель.
При сумеречных состояниях с психомоторным возбуждением больной нуждается в неотложном лечении. При status epi1epticus показаны клизмы с хлоралгидратом (2-3 г в 50 мл воды 1-2 раза в день), гексенал (1 г в 25 мл воды в клизме или 1 г в 1 О мл дистиллированной воды внутривенно). Последние годы с успехом применяются внутривенные вливания 2,5% раствора аминазина, внутрь диазепам 5-10 мг. Если после введения этих средств эпилептические припадки продолжаются, то производят люмбальную пункцию.
Судорожные припадки нередко могут быть проявлением различных органических процессов в головном мозге. Так, при опухоли мозга 11 травматических черепно-мозговых повреждениях судорожные припадки являются симптоматическими. В этих случаях припадок начинается С подергивания какой-либо группы мышц, например лица, руки или ноги, при ясном сознании. Постепенно процесс раздражения иррадиирует по коре, в соответствии с чем судороги охватывают различные мышцы и в результате может развиться генерализованный припадок. Такой припадок носит название припадка джексоновской эпилепсии. При этом имеется ограниченный очаг возбуждения, вызываемый опухолью головного мозга, травматическим рубцом в веществе мозга или в оболочках.
В таких случаях лечение состоит в устранении основной причины судорог (опухоли, рубца, инородного тела) в сочетании с медикаментозной противосудорожной терапией.
Медицинские работники должны уметь отличить эпилептический припадок от истерического, так как нередко характер его неясен.
При эпилептическом припадке наступает полная потеря сознания и, падая, больной может ушибиться, обжечься, причинить себе другие повреждения. Находясь в сумеречном состоянии сознания, он может произвести бессмысленные и опасные для себя и окружающих действия. Ясно, что больные эпилепсией требуют неотступного внимания со стороны персонала. Объективным доказательством потери сознания является отсутствие реакции зрачков на свет, которые перестают суживаться при приближении источника света.
При истерическом припадке потери сознания не происходит, зрачковая реакция сохранена. Больные истерией не падают, у них нет непроизвольного мочеиспускания, прикусывания языка. Истерический припадок более длительный, сопровождается стонами или криками. При нем, кроме клонических судорог, отмечаются манерность, усиление судорог в присутствии медицинского персонала. Насильственные движения во время истерического припадка имеют определенный смысл, форму часто выражают переживания больного. Истерический припадок не переходит в глубокий сон. Связь истерического припадка с предшествующей психической травмой не всегда может служить диагностическим признаком, так как и эпилептический припадок иногда вызывается переживаниями.
При эпилепсии после припадка больной растерян, неполностью ориентирован в окружающем, речь его затруднена, глаза неподвижны. При астерии больной закатывает глаза под орбиту или отводит их в сторону; приподнять веки не удается из-за активного сопротивления больного. У детей эпилептиформные синдромы возникают чрезвычайно легко под влиянием самых разнообразных причин. Так, например, тонические и клонические судороги у детей в раннем возрасте могут быть вызваны нарушением обмена веществ при недостаточности паращитовидных желез. Это заболевание — спазмофилия — наблюдается в грудном возрасте и к 3-му году жизни проходит бесследно. Для лечения больных спазмофилией применяют рыбий жир, препараты фосфора, витамины А, В, С, D.
Heрeдко острые инфекционные заболевания, различные отравления глистные инвазии у детей начинаются с судорожных припадков. Наконец, органические заболевания нервной системы (менингоэцефалиты,.
арахноидиты) также могут сопровождаться судорожными припадками.
Легкость возникновения судорожных синдромов в детском возрасте.
по-видимому, стоит в связи с недостаточно развитым процессом торможения и, наоборот, с быстрой иррадиацией возбуждения по коре головного мозга.

Ваш ответ стрессу. Психологическая помощь. Читать далее «Эпилепсия»

Психозы возраста обратного развития (инволюционные психозы)

Под инволюцией понимают комплекс изменений в организме, развивающихся в период увядания. Психические изменения инволюционной природы чаще наблюдаются у женщин. Принято различать предстарческие (пресенильные, от греческого слава senium — старость), клинически проявляющиеся депрессией или параноидным бредом, и сенильные -старческие психозы.
При инволюционной депрессии наблюдается подавленное, тоскливое настроение с выраженной тревогой. больной перестает спать, постоянно думает а грозящей беде, у него появляется тревожное ожидание неприятностей, касающихся его родных и близких. Без всяких поводов больной приходит к заключению, что его близкие должны погибнуть и он является виновником предстоящей катастрофы. Задумываясь над своей жизнью, больной считает, что он виноват в том, что прожил жизнь не так, как следует. При выраженной форме заболевания наблюдается бред самообвинения. Считая себя недостойным внимания и заботы, больной отказывается от ухода обслуживающего персонала, от лекарств и даже от приема пищи. Поведение больного целиком определяется тревожным, подавленным настроением и мыслями а виновности. Такой больной почти все время находится в состоянии двигательного беспокойства, мечется по отделению, хватается за голову. Этим он выражает тревогу, ужас перед страшными неизбежными мучениями, ожидающими его, за совершенные «преступления». больной с пресенильной депрессией полон упорных мыслей а самоубийстве. Нередко он скрывает свои мысли о смерти и совершает попытку к самоубийству при первой же возможности. За этими больными необходим постоянный надзор персонала.
При отказе больного от пищи следует попытаться накормить его.
Если это не удается, приходится прибегать к искусственному кормлению через зонд. Техника этой процедуры изложена в главе «Уход за психически больными».
Пресенильный параноид. На фоне пониженного настроения и тревожности у больных может наблюдаться бред ревности, бред преследования. Такие больные уверены, что, их хотят погубить, отравить. Чаще всего, в бредовые переживания включаются соседи, знакомые, даже члены семьи. При этом могут быть слуховые иллюзии и галлюцинации: больной слышит -стук, хлопанье дверей, какие-то разговоры и т. п.
Описанные психические нарушения длятся от нескольких месяцев да 3-4 лет и в ряде случаев проходят бесследно. В тех случаях, когда пресенильный психоз осложняется церебральным атеросклерозом, на длительный срок остается снижение психики.
Л е ч е н и е. Больные с пресенильной депрессией и бредом нуждаются в стационарном лечении в психиатрической больнице. Необходимо тщательно следить за их физическим состоянием, добиваясь достаточного приема ими пищи, регулярной работы кишечника. При возбуждении и тревоге рекомендуются теплые ванны, внутрь назначают психотропные средства — диазепам по 5 мг 1-3 раза в день, на ночь — левамепрамазин па 25 мг или аминазин па 25 мг. В последние годы с успехом применяются антидепрессивные препараты: имизин по 25-100 мг и 200 мг 13 сутки внутрь в сочетании с аминазином.
В основе сенильных психозов лежит быстро нарастающая диффузная атрофия вещества мозга, которая привадит к слабоумию. Сенильный психоз встречается сравнительно редко. У этих больных прежде всего, нарушается память. Бальные становятся рассеянными, забывчивыми, не удерживают свежеприобретенных сведений, забывают даты, имена, названия предметов. Снижение памяти постепенно распространяется на все более отдаленные события, больные перестают узнавать знакомых и даже родных, у них наступает дезориентировка во времени, месте.
Пробелы памяти заполняются вымыслами (конфабуляции). Критика к своему состоянию отсутствует, развивается глубокое слабоумие. Поведение больных становится нелепым: они суетливы, собирают объедки, мусор. Изменения происходят и в эмоциональной сфере: утрачиваются высшие тонкие эмоции. Бальные становятся бестактными, распущенными, эгоистичными, равнодушными. Часто высказывают бредовые идеи ограбления или ипохондрического характера, заявляют, что, у них сгнили внутренности, нет желудка, нет кишечника». Параллельно нарастанию слабоумия усиливается и физическое одряхление, наступают общее исхудание, ломкость костей. За больными требуется уход в связи с их неопрятностью и возможностью образования пролежней. При психомоторном возбуждении в любом периоде болезни назначают внутри мышечные инъекции аминазина па 25-50 мг.

Осмысленная борьба со стрессом. Читать далее «Психозы возраста обратного развития (инволюционные психозы)»