Агрессивная (экстрапунитивная) реакция

Проявляется в виде нападения на обидчиков, нанесения им побоев или в виде «вымещения злобы» на случайных лицах, а также в виде разрушительных действий в отношении вещей обидчиков или попавшихся на глаза предметов. Вся суть реакции состоит в разрядке аффекта. Эта реакция, несмотря на частоту, относительно редко служит поводом для направления к психиатру.
Обычно подобное поведение трактуется как банальная драка или хулиганство.
Лишь иногда поведение подростка кажется столь необычным, столь не вяжется с его прошлой манерой вести себя или настолько представляется «бессмысленным» в глазах окружающих (например, агрессия в отношении явно более сильных), что рассматривается как признак возможной «ненормальности».

Валерий Д., 17 лет. Отец неоднократно был осужден за драки и хулиганство, находился в заключении. Вырос с матерью и бабушкой, к последней очень привязан. В возрасте 4 лет перенес менингит (осложнение после свинки). С тех пор раздражителен, вспыльчив. Под надзором матери и бабушки без нарушений поведения окончил 8 классов. Поступил на завод учеником слесаря — хотелось скорее начать зарабатывать. В 15 лет сошелся с девицей легкого поведения, под ее влиянием стал регулярно выпивать. Мать его сперва корила, читала нудные нотации, а затем, по совету своей знакомой, у которой муж был алкоголиком, стала тайком подсыпать в пищу сына тетурам. Появилась «непереносимость к алкоголю» решительно бросил выпивки и расстался с сожительницей. Опасался за свое здоровье.
Отличался аккуратностью, по словам матери — «чистюля», не доверяя ей, сам стирал и гладил свое белье, дома сам любил делать уборку, мыть пол. Увлекался авиамоделированием, затем современной музыкой.
Последнее время очень уставал, так как по своей инициативе перешел в другой цех, где больше заработок, но работа тяжелая. Одновременно вместе с матерью ремонтировал квартиру.
В день поступления, придя с работы домой, застал ссору матери с бабушкой «не мог смотреть, как мать довела старуху до слез». Попросил у матери таблетку от головной боли. Неожиданно в ответ услышал оскорбительный для него отказ:
«С кодеином от меня не получишь! Чуть не стал алкоголиком, так теперь хочешь стать наркоманом!». Вскипел, в неистовстве стал сдирать накануне наклеенные на стены обои, разбил телевизор, поломал мебель. По словам матери, стал «диким».
Мать вызвала скорую психиатрическую помощь, которая застала его спящим среди разбитых вещей. Признаков алкогольного опьянения не установлено. Уснул, по его словам, потому что очень устал, «весь выложился».
Во время осмотра был спокоен, сдержан, тактичен, но без угодничества. Критически оценивал свое поведение, сам не понимал, что на него «нашло». Все случившееся хорошо помнил, даже описывал в деталях. Отметил, что когда шел домой, настроение было «нормальным», собирался быстро поесть и приняться за ремонт — «надоел беспорядок дома». Все началось после неожиданного оскорбления, нанесенного матерью. Винил мать в том, что она его и бабку «доводит нотациями». Обижен на нее за направление в психиатрическую клинику. Имеется установка на труд. Хочет служить в армии. Мечтает о десантных войсках. Обеспокоен, как бы поступление в психиатрическую больницу не отразилось на его репутации.
При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений от норм. физически развит по возрасту.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован эпилептоидный тип. Имеется указание на возможность формирования эпилептоидной психопатии. Реакция эмансипации — умеренная, отношение к алкоголизации — отрицательное. Самооценка по шкале субъективной оценки — неверная: находит у себя конформные черты, отрицает черты психастенические.
Диагноз. Острая аффективная экстрапунитивная реакция на фоне акцентуации эпилептоидного типа.
Катамнез через год. На учете в психоневрологическом диспансере не состоит.
От встречи с врачом уклонился.

Читать далее «Агрессивная (экстрапунитивная) реакция»