Особенности этиологии и патогенеза

Как известно, в настоящее время накопились существенные факты о роли наследственности в развитии шизофрении: высокий риск заболевания братьев, сестер, детей (более чем в 10 раз превышает вероятность заболевания в общей популяции).
Заболеваемость обоих монозиготных близнецов достигает 80 %, при том, что заболеваемость разнояйцевых близнецов много ниже.
Среди приемных детей, биологическая мать которых была больна шизофренией и они были изолированы от нее с раннего детства, сохраняется высокая заболеваемость шизофренией. Это свидетельствует о важной роли именно наследственного фактора, а не об ином влиянии больных родителей или других членов семьи неправильного воспитания, нарушенных внутрисемейных отношений и т. п., что некоторые американские авторы считают ведущей причиной в генезе шизофрении. Однако остаются неизвестными и закономерности наследования, и те интимные изменения в мозге и во всем организме, которые этой наследственностью определяются. Неясна также роль экзогенных факторов в выявлении этой наследственности. Известно, что в некоторых случаях инфекции, интоксикации, психические травмы могут провоцировать начало шизофрении. В других случаях процесс начинается без видимых толчков.
По нашим данным [Личко А. Е., 1983], первый острый приступ прогредиентной шизофрении в половине случаев в подростковом возрасте был спровоцирован биологическими факторами:
в 32 % — острым лихорадочным заболеванием с высокой температурой тела, в 16 % — первым в жизни тяжелым алкогольным опьянением или употреблением дурманящих средств, в 4 % иными факторами. В 20 % случаев провокаторами послужили психические травмы и еще в 28 % — приступ начался без видимых внешних причин. Зато при простой форме в 84 % случаев не удалось выявить никаких видимых поводов на протяжении предшествующих месяцев и даже лет, в течение которых можно было ретроспективно судить о возможности появления первых признаков болезни. В остальных 16 % были отмечены разнообразные внешние факторы, но их связь с началом болезни оставалась неясной. Возможно, простую форму можно рассматривать как самую эндогенную из всех форм прогредиентной шизофрении: наследственный задаток болезни не нуждается в каких-либо внешних факторах для того, чтобы проявиться.
Одним из предрасполагающих факторов является тип акцентуации характера. При прогредиентной шизофрении наиболее частый преморбид — разные варианты шизоидной и сенситивной акцентуации. М. Я. Цуцульковская и др. (1977) находят среди них гипертимов, однако отличающихся несвойственными этой акцентуации чертами — психической незрелостью, «симбиозом с матерью»,- скорее в преморбиде здесь можно видеть эмоционально-лабильные черты. При злокачественной юношеской шизофрении наиболее частым оказался конформный преморбид. Л. Г. Пекунова (1974) назвала таких подростков «образцовыми личностями». Вряд ли они заслуживают такого наименования, так как ею отмечено, что они пассивны, неинициативны, отличаются бедностью интересов. С. Д. Озерецковский (1976 цит. по «Патохарактерологический диагностический…») нашел, что 36 % подростков с острым дебютом шизофрении до болезни ничем не отличались от своих сверстников, у других были отмечены астеноневротические или шизоидные черты.
Сам по себе период полового созревания с мощными эндокринными сдвигами может явиться провоцирующим фактором, выявляющим неблагополучные наследственные задатки. Особенно это касается подростков мужского пола и таких прогредиентных форм шизофрении, как простая и злокачественная. Среди заболевших подростков — случаи как выраженной акселерации (33 %), так и замедленного полового созревания (35 %) встречаются значительно чаще, чем в общей популяции (Сосюкало О.Д., Большаков А. г., Кашникова А. А., 1978].
В англо-американской психиатрической литературе много внимания уделяется значению в развитии шизофрении неправильных взаимоотношений матери и ребенка. Говорится о «симбиотической связи», т. е. о патологической зависимости их друг от друга, о доминирующей гиперпротекции со стороны матери, в других случаях — об эмоциональном отвержении ребенка с ее стороны, о сочетании холодной и деспотичной матери« с пассивным и безвольным отцом, о противоречивости между «вербальной» и «аффективной» коммуникациями родителей, т. е. о воспитании в семье, где отношения друг к другу на словах вовсе не соответствуют действительным отношениям.

Действительно, подобные девиации можно видеть в семьях подростков, заболевших шизофренией [Эйдемиллер Э. Г., 1978].
Наиболее часто встречается воспитание по типу доминирующей гиперпротекции в ригидной, псевдосолидарной семье. Однако придавать таким факторам самодовлеющего значения не следует.
Все эти девиации воспитания и семейных отношений встречаются в общей популяции, не приводя к шизофрении. Видимо, указанные факторы могут играть только провоцирующую или преципитирующую роль. Их значение усиливается в подростковом возрасте, когда воспитанная гиперпротекцией патологическая зависимость от матери приходит в столкновение с пробуждающимися подростковыми реакциями эмансипации, группированием со сверстниками, сексуальным влечением.
Кроме того, эти факторы оказываются также патопластическими, влияя на картину заболевания, способствуя появлению психопатоподобных картин. Читать далее «Особенности этиологии и патогенеза»