Астеноапатический эквивалент

Нарушения обычно начинаются с затруднений в учебе. Не удается сосредоточиться, нелегко усвоить и запомнить новый материал, медленно вспоминается выученное ранее. Первоначально усиленными и продолжительными занятиями пытаются восполнить свою неожиданную несостоятельность. Утомление наступает со стремительной быстротой, и продуктивность занятий все более падает.
Все более ухудшающиеся результаты в учебе приводят в отчаяние, руки опускаются, и занятия забрасываются вовсе.
Подросток поражает близких своим изменившимся поведением.
Недавно активный и общительный, он превращается в вялого, унылого и бездеятельного домоседа. Сидя дома, практически ничего не делает. Развлечений не ищет и довольствуется тем, что порою случайно оказывается под рукой: пассивно глядит телевизор без разбора передач, слушает магнитофонные записи музыки, читает первую попавшуюся в руки книгу;
при этом теряют вкус к любой работе, даже к прежде привлекавшим занятиям. Угнетаются все подростковые поведенческие реакции. Эмансипационные устремления блекнут. Толерантность к опеке возрастает. Реакция группирования со сверстниками подавляется особенно сильно. В компанию «не тянет», обычные интересы подростковых групп утрачивают былую привлекательность. Близких друзей поначалу встречают охотно, но долгого общения поддержать не могут. Новых знакомств не ищут, предпочитают быть с теми, к кому привыкли. Хобби оказываются заброшенными. Каких-либо проявлений сексуального влечения видеть обычно не приходится. Иногда исключение составляет онанизм, который в период депрессии может стать даже более интенсивным и побуждает к угрызениям и самобичеванию.
Аппетит заметно не снижается, но пища, даже любимые блюда, не приносит прежнего удовольствия. Жалоб на бессонницу от подростков обычно слышать не приходится, иногда даже спят больше обычного, но сон не дает чувства свежести и бодрости, не восстанавливает сил. Разбитость, подавленность, нежелание ничем заниматься с утра, невозможность сосредоточиться, побороть пассивный поток случайных мыслей, признаки настолько характерные, что нашли отражение в популярной среди американских подростков в 70-х годах песенке в стиле «рок»:

It s the same thing еvегу day,
Well I can’t get out of bed.
Тoo many questions that\’s
confusing uр mу head.

(Каждый день со мной одно и то же — я не могу встать с постели. Слишком много вопросов перепуталось у меня в голове).
Название этой песни «Депрессия у подростка» («Time», 4 июля 1977 г.).
Тоски обычно не отмечают. Жалуются больше всего на скуку, хандру, уныние. Отчетливых идей самообвинения и самоуничижения не высказывают, но определенная настроенность в этом отношении имеется. На обвинения со стороны в лени и безделье реагируют раздражением. Но сами не могут понять своего состояния. Корят себя за несобранность и неудачи, за обломовщину, хотя на словах все это могут отрицать. Если же обвинения со стороны становятся чрезмерными, особенно если подросток подвергается осуждению перед сверстниками, могут иметь место роковые последствия в виде серьезных попыток к самоубийству. Неопределенные мысли о самоубийстве, чаще о «нежелании жить» нередко возникают при этом типе депрессивного эквивалента, но, к счастью, какие-либо действия предпринимаются редко и обычно под влиянием обвинений со стороны.
Психологические исследования при подобных состояниях обнаруживают лишь замедление мыслительных процессов и ослабление активного внимания [Цуцульковская М. Я. и др., 1982] .
J. Тооlаn [Modern perspectives…, 1971] обращает внимание на то, что на фоне безделья и апатии могут иметь место вспышки повышенной активности: подросток не может оставаться один, все время ищет новые занятия, но ни на чем не может остановиться.
Данный тип эквивалента чаще встречается в старшем и среднем подростковом возрасте. Им может проявляться депрессивная фаза шизоаффективного или маниакально-депрессивного психозов, субдепрессивная фаза циклотимии. Но особенно часто этот тип эквивалента встречается при эндореактивных депрессиях на фоне циклоидной акцентуации, а также при реактивных депрессиях на фоне лабильной, сенситивной и шизоидной акцентуации в преморбиде. Этим же типом эквивалента может дебютировать прогредиентная шизофрения и проявиться декомпенсация шизоидной психопатии [Озерецковский С. Д., 1981].
Сходные с описанным астеноапатическим эквивалентом депрессии состояния описываются под иными наименованиями.
Р. Я. Вовин и И. О. Аксенова (1982) называют их «анергическими депрессиями». Возможно также, что отмеченный в юношеском возрасте синдром «несостоятельности» [Glatzel J., 1968 — цит.
по М. Я. Цуцульковской И др., 1982], по сути дела представляет собой именно этот депрессивный эквивалент. При синдроме «юношеской несостоятельности» подчеркиваются нежданно наступившая неспособность к учебе, падение работоспособности, а снижение настроения трактуется как реакция на собственные неуспехи. Скорее дело обстоит наоборот: первопричиной служит депрессия, а «несостоятельность» — ее следствие. Интенсивная учебная нагрузка, возможно, способствует возникновению этого варианта астеноапатического эквивалента — подобную картину приходится встречать не только у первокурсников высших учебных заведений, но и среди учеников математических школ.
Помимо описанных атипичных проявлений депрессии (депрессивных эквивалентов) у подростков, особенно старших, могут встречаться типичные депрессивные картины.
Различия между видами депрессий и их эквивалентами состоят в следующем. Если при типичных картинах депрессия является ведущим, наиболее бросающимся в глаза симптомом, независимо от того, преобладает ли тоска или тревога, то при эквивалентах депрессия в той или иной степени заслонена другими симптомами и нарушениями. Но, тем не менее, именно депрессия стоит за ними и определяет всю иную симптоматику.
Читать далее «Астеноапатический эквивалент»