Синдром дисморфофобии и дисморфомании

Этот вид нарушений как особый невроз у подростков описан в конце прошлого века итальянским психиатром Е. Morselli (1894 — цит. по «Modern perspestives»…, 197.1). Суть состоит в опасении (дисморфофобия) или страстной убежденности (дисморфомания) в наличии у себя физического недостатка, неприятного для других.
Данный синдром свойствен преимущественно подростковому возрасту -более 80 % случаев падает на период полового созревания. Однако он не так специфичен, как синдром аноректический, потому что дисморфофобии и дисморфомании могут развиваться и у взрослых в молодом возрасте, и изредка даже у детей. Как правило, дисморфофобии и дисморфомании появляются в среднем и старшем подростковом возрасте.
Чаще всего недостаток видится у себя на лице — крупный уродливый нос (комплекс Сирано де Бержерака), оттопыренныe уши, круглое «как луна» лицо, большой рот, «некрасивая кожа» на лице и т. п. В других случаях опасения сосредоточены на фигуре: чрезмерная полнота или худоба, слишком большие ягодицы, толстые ляжки, кривые или тонкие, как соломинки, ноги. Среднего роста мальчики кажутся себе уродливо маленькими рядом с долговязыми акселерированными сверстниками. Рослые девочки, наоборот, переживают из-за того, что на них могут смотреть, как на уродливо длинных. У мальчиков опасения часто касаются строения гениталий — слишком маленький или «кривой», «уродливый» половой член. Такие мальчики нередко не могут мочиться в присутствии посторонних, избегают общественных туалетов.
У подростков мужского пола дисморфофобии и дисморфомании вообще часто сочетаются с задержанным или недостаточным сексуальным развитием. Поэтому темой для переживаний служат и малый рост, и евнухоидные пропорции тела, и слаборазвитые вторичные половые признаки. У подростков женского пола данный синдром, наоборот, чаще развивается на фоне акселерации, и болезненно переживаются большой рост, крупные грудные железы, волосистость на руках и ногах и др. [Лебединская К. С., Немирогзская С. В., 1973].
Предметом болезненной озабоченности могут стать также иные физические особенности, которые представляются как крайне неприятные для окружающих и потому создающие неприязненное отношение к подростку. Сюда относится боязнь вспотеть, не удержать кишечные газы в общественном месте, боязнь исходящего от тела неприятного запаха пота, запаха от гениталий, изо рта.
При этом обонятельные обманы чувств исключаются: эти запахи действительно могут иметь место, но их значение чрезмерно преувеличивается. Если же никаких запахов вообще нет, то их не чувствует и сам подросток, он только думает об их возможности.
Таким образом, в основе дисморфофобии и дисморфомании могут лежать действительные, но незначительные дефекты, отнюдь не создающие неблагоприятного отношения у окружающих.

Значение этих недостатков чрезвычайно преувеличивается. В других случаях эти дефекты целиком являются воображаемыми.
Возникают подобные переживания чаще внезапно, в ситуации, где подросток становится объектом неблагожелательного внимания окружающих или нелестного замечания в свой адрес, когда его обозвали «толстым», «доходягой» и т. п. Так, например, действительно крупный, но отнюдь не уродливый нос, совсем не создающий отталкивающего впечатления, после раздраженной реплики одной из подруг («не суй свой длинный нос в мои дела») начинает казаться отвратительно огромным.
В некоторых же случаях провоцирующего толчка обнаружить не удается, и переживания вызревают постепенно или вспыхивают внезапно, как озарение.
Дисморфофобический синдром может встречаться у подростков как преходящее возрастное явление. Дисморфоманический синдром наблюдается при своеобразном (с нашей точки зрения, эндореактивном) психическом расстройстве и, наконец, при вялотекущей шизофрении и в дебюте шизофрении прогредиентной.
Транзиторные реактивные подростковые дисморфофобии. Эти явления могут встречаться как преходящие у здоровых подростков, особенно при наличии сенситивной акцентуаций. Подобные переживания были точно подмечены и мастерски описаны у себя еще Чарльзом Дарвином. Ломающийся голос, покрытое юношескими угрями лицо, нескладная фигура в период интенсивного роста, резкие колебания массы тела, связанные с диэнцефальными нарушениями при бурном половом созревании,- все это создает благоприятную почву для дисморфофобий. В строгом смысле слова — это не навязчивости, не невротические фобии:
подростка тяготит не сама навязчивая мысль, а преувеличиваемый по значению недостаток внешности. Отношение к этим переживаниям поначалу совсем не критическое.
Однако транзиторные дисморфофобии существенно отличаются от иных дисморфофобий и дисморфоманий двумя особенностями.
Во-первых, они не сказываются постоянно на всем поведении подростка. Так, например, мальчик, лицо которого покрыто юношескими угрями, стесняется общества девочек, но свободно чувствует себя в мальчишеской компании. Действительно очень худощавый подросток избегает пляжей, бассейнов и бань, не ходит на занятия физкультурой, чтобы не раздеваться, но в других местах забывает о своей худобе. Во-вторых, подобные дисморфофобии поддаются психотерапии, а с возрастом вообще сглаживаются.
Таким образом, транзиторные дисморфофобии имеют реактивный генез и вполне благоприятный прогноз. Именно поэтому их можно рассматривать как транзиторные непсихотические реактивные нарушения подросткового возраста. С психопатологической точки зрения они соответствуют так называемым «доминирующим» идеям.
Читать далее «Синдром дисморфофобии и дисморфомании»