Синдром транзиторных сексуальных девиаций

Истинные и ложные перверзии. Как известно, сексуальные перверзии — это стойкие патологические извращения полового влечения, касающиеся объекта его направленности (тот же пол, животные, дети) или способа его удовлетворения. К сексуальным девиациям относят отклонения от общепринятых форм полового поведения, не являющиеся патологическими. Перверзии принято разделять на истинные и ложные. К истинным относят случаи, где извращенный способ удовлетворения влечения является единственно приемлемым или наиболее предпочтительным. При ложных перверзиях извращенный способ используется только в определенных ситуациях, например, когда нормальное половое сношение неосуществимо. В более строгом смысле слова, истинные перверзии могут быть ограничены лишь теми случаями, где нормальная половая жизнь совершенно неприемлема и перверзный путь является единственно возможным для удовлетворения полового влечения. Таким образом, границы между истинными и ложными перверзиями определены неточно.

Транзиторные сексуальные девиации у подростков.
Эти отклонения в сексуальном поведении внешне могут выглядеть как перверзии, но всегда бывают не только ситуативно обусловленными, но и вообще преходящими — по миновании подросткового возраста и с началом нормальной половой жизни они исчезают.
С нашей точки зрения, эти девиации не следует относить не только к истинным, но даже к ложным перверзиям,- последние на протяжении жизни часто рецидивируют. Лишь в некоторых неблагоприятных случаях, становясь дурной привычкой, сексуальные девиации, начавшись в подростковом возрасте, могут сохраняться, наряду с нормальной половой жизнью, или возобновляться при ее вынужденном прерывании, т. е. переходить в ложные перверзии.
Сексуальные девиации в подростковом возрасте могут быть эпизодическим явлением, не требующим врачебного вмешательства. Они же, как и перверзии, могут быть одним из проявлений нарушения поведения при психопатиях или одним из симптомов в картине психического заболевания.
Синдром транзиторных ceкcyaльныx девиаций в подростковом возрасте следует диагностировать лишь тогда, когда эти девиации, с одной стороны, оказываются достаточно продолжительными, соответствующие поступки не случайными, а с другой стороны — среди нарушений поведения становятся преобладающими или вообще оказываются единственным отклонением. Чаще всего данный синдром наблюдается как одна из форм патохарактерологических реакций на фоне акцентуаций характера, а также при психопатиях.
Истинные перверзии довольно часто впервые также начинают проявляться в подростковом возрасте. Поэтому при обнаружении у подростка нарушений сексуального поведения нередко встает вопрос о дифференциальном диагнозе между транзиторной сексуальной девиацией и формирующейся перверзией. Дифференциально-диагностические критерии несколько отличны при разных видах девиаций.
О н а н и з м (м а с т у р б а ц и я) в подростковом возрасте издавна вызывал горячие споры о том, является ли это патологией или вполне допустимым в норме явлением. Еще в XVIII веке Тиссо писал, что онанизм обладает пагубным действием и способен вызвать множество тяжелых заболеваний до сифилиса мозга включительно. В ту же эпоху Дени Дидро рекомендовал его молодежи как способ против утраты душевного равновесия [Общая сексопатология…, 1977]. Религиозная христианская и особенно иудейская мораль преследовали онанизм как тяжкий грех, за который неизбежно последует расплата. В какой-то мере созвучными этой морали оказались господствующие до середины нашего столетия среди медиков суждения о вреде онанизма для подростков, о его «истощающем» на нервную систему действии, об угрозе импотенции. Эти идеи разделялись известными сексологами буквально до последнего времени [Порудоминский И. М., 1968 — цит. по «Общая сексопатология…», 1977] и наводняли популярную литературу, запугивавшую подростков.
Однако с 40-х годов все более начала распространяться иная точка зрения о том, что далеко не всякий онанизм у подростков является патологическим [Fenichel О., 1945;
Кinsey А. и др., 1948; Свядощ А. М., 1975 — цит. по «Общая сексопатология…», 1977; Личко А. Е., 1977; Исаев Д. Н., Каган В. Е., 1979].
В настоящее время считается, что не менее 70 % подростков мужского и около 15-20 % женского пола в среднем и старшем подростковом возрасте регулярно занимаются онанизмом. Принято говорить о «мастурбации периода юношеской гиперсексуальности» [Общая сексопатология…, 1977; КОН И. С., 1979]. Ее связывают с тем, что при акселерации развития физическая, включая сексуальную, зрелость достигается значительно раньше, чем зрелость юридическая и социальная.
По имеющимся отечественным исследованиям [Общая сексопатология…, 1977], первые в жизни эякуляции у подростков лишь в 51 % случаев происходят во время поллюций, а в 45 % при мастурбации и лишь 4 % при первом половом сношении.

По американским данным [Кinsey А. С. et al., 1948 — цит. по «Общая сексопатология…», 1977], соотношения еще больше в сторону мастурбации (24 % — при поллюциях, 66 % — при мастурбации, 10 % — при — первых половых сношениях, в том числе перверзных). Начало мастурбации чаще всего падает на возраст 14 лет, обычно она продолжается до 18-19 лет при средней частоте 2-4 раза в неделю. С начала нормальной половой жизни (у мужчин чаще всего в 19 лет) онанизм быстро идет на убыль.
Важно отметить, что среди тех взрослых мужчин, у которых была диагностирована импотенция нейроэндокринной природы, в подростковом возрасте онанизм отмечен лишь в 27 % случаев.
[Общая сексопатология…, 1977].
Не следует также рассматривать как патологическое явление «групповой», «совместный», «подражательный» онанизм у подростков, встречающийся в младшем и среднем подростковом возрасте и тесно сопряженный с подростковой реакцией группирования. Однако взаимный онанизм может быть первым проявлением гомосексуальных склонностей.
Таким образом, онанизм у подростков в настоящее время не принято рассматривать как патологическое явление, если только он начинается не ранее, чем возможны эякуляции (чаще это 14 лет), не достигает чрезмерной интенсивности (по два и более раза в день), не сочетается с невротическими симптомами и не сопровождается депрессивной реакцией на невозможность от него избавиться.
П е т т и н г является формой удовлетворения полового влечения, промежуточной между онанизмом и настоящим половым сношением. Он заключается в соприкосновении гениталий и совместных фрикциях вплоть до оргазма. Подростки прибегают к петтингу, так как при этом не разрушается девственная плева у девушек и, по их представлению, этот способ абсолютно защищает от беременности. По мнению Р. Hertoft (1969 — цит.
по А. Е. Личко, 1977), петтинг практикуют до 30 % подростков старшего возраста.
Сам по себе петтинг не должен рассматривдться как патологическая сексуальная девиация, если он не сопряжен с другими сексуальными нарушениями.
Р а н н я я п о л о в а я ж и з н ь может быть расценена как патологическая сексуальная девиация, только если начинается до того, как наступило достаточное физическое развитие. Его признаками у юношей служат лобковое оволосение по мужскому типу, появление растительности на щеках, средней линии живота, установившийся мужской тембр голоса, замедление роста тела, т. е. 3-я пубертатная фаза. У юношей в наших широтах такое созревание чаще всего достигается к 16-17 годам.
у девочек подобная зрелость (регулярные месячные, возможность нормальной беременности, остановка роста или его резкое замедление) чаще наступает в 15-16 лет. Половая жизнь до юридического совершеннолетия (официальный брачный возраст в России — 18 лет, в некоторых союзных республиках — 16 лет), но при наличии достаточной физической зрелости может расцениваться как нежелательное явление с социальной точки зрения, но не как патологическая девиация.
Ранняя сексуальная жизнь часто встречается при гипертимной акцентуации. Этому способствует как рано пробуждающееся и сильное влечение, так и общительность, легкость установления контактов, отсутствие застенчивости. Первые связи гипертимных подростков обычно непродолжительны. Рано могут начинать половую жизнь и некоторые из эпилептоидов, которые предпочитают постоянного партнера. Неустойчивые подростки легко обогащаются сексуальным опытом в асоциальных компаниях, хотя само влечение у них не отличается силой.
П о д р о с т к о в ы й п р о м и с к у и т е т, т. е. частые половые сношения с непрерывной сменой партнеров, нередко сочетается с ранней алкоголизацией, особенно у девочек [Илешева Р. Г., 1978]. В состоянии алкогольного опьянения чаще наступает пассивная подчиняемость более старшим партнерам, в асоциальных компаниях срабатывает реакция имитации, реже имеет место действительное расторможение сексуального влечения (данные нашего сотрудника В. В. Егорова).
Как показали лонгитудинальные наблюдения, если с подросткового возраста, особенно у девочек, наблюдался промискуитет, то в дальнейшем, при повзрослении у многих может сохраняться потребность в постоянной смене сексуальных партнеров, обнаруживается неспособность удовлетвориться постоянной связью, что мешает созданию прочной семьи. Таким образом, промискуитет становится привычным, получает сходство с перверзией.
Транзиторный подростковый гомосексуализм особенно сильно проявляется в закрытых учебных заведениях, где сосредоточиваются подростки одного пола. У старших подростков он бывает вызван сильным влечением при отсутствии объектов противоположного пола, у младших — реакцией группирования, имитации — соблазном, подражанием, а иногда и понуждением со стороны более старших. От взаимного онанизма и поцелуев, оставляющих кровоподтеки на теле, переходят ко взаимному петтингу, сосанию половых органов, а мальчики ко введению полового члена в задний проход другого. У подростков мужского пола транзиторный гомосексуализм встречается чаще, чем у подростков женского пола.
Причиной транзиторного гомосексуализма является свойственная периоду становления полового влечения его малая дифференцированность. Половое возбуждение у мальчиков-подростков может вызываться самыми разнообразными раздражителями мышечным напряжением во время борьбы с товарищем, тряской при езде на транспорте, даже болью и страхом.

Транзиторный подростковый гомосексуализм чаще встречается среди эпилептоидов и шизоидов (активная форма), а также у лабильных и неустойчивых подростков (пассивная форма).
В отличие от истинной перверзии, при транзиторном подростковом гомосексуализме объект противоположного пола всегда остается более привлекательным. В присутствии представителей другого пола своего возраста, даже безо всякой половой близости с ними, гомосексуальные контакты прекращаются. Однако дифференциальный диагноз между гомосексуализмом как формирующейся перверзией и транзиторной девиацией в подростковом возрасте не всегда бывает легок, особенно когда о своей гомосексуальности говорит сам подросток и она вызывает у него страх неполноценности («гомосексуальная паника» американских авторов). Около 8-10 % подростков проходят этап гомосексуальной влюбленности [Исаев Д. Н. и др., 1979].
В то же время как истинный гомосексуализм, по данным многих авторов, встречается в 1-2 % случаев. При отсутствии у подростка сексуального опыта для распознавания формирующейся истинной перверзии можно опираться на следующие признаки. Влечение к противоположному полу, по словам подростка, не только отсутствует, но его представители как сексуальный объект действуют отталкивающим образом. Сновидения во время поллюций носят исключительно гомосексуальный характер. То же можно сказать об эротических фантазиях во время мастурбации.
Подросток начинает активно выискивать ситуации, где может увидеть обнаженными гениталии представителей своего пола (бани, общественные туалеты). Следует отметить, что мужеподобный склад девочек и женственность мальчиков вовсе не являются веским доводом в пользу гомосексуальной склонности — скорее это фон, на котором гомосексуальность может развиться. Отрицательное отношение к собственной гомосексуальности может иметь место и при истинной перверзии — Эго-дистонический гомосексуализм американских авторов [Diagnostic and statistical…, 1980] .
Другие транзиторные сексуальные девиации в подростковом возрасте встречаются реже. К ним относятся подглядывания за обнаженными чужими гениталиями (вуайеризм), выставление напоказ собственных половых органов, чаще всего эрегированного полового члена (эксгибиционизм), манипуляции над половыми органами маленьких детей или животных, переодевание в одежду и особенно белье противоположного пола и др.
Обычно всем этим действиям сопутствует мастурбация или они завершаются ею. Но все это встречается как случайные эпизоды, обычно на высоте полового возбуждения, а не как стойкая склонность. Но если подобные действия повторяются раз за разом, и сопровождаются или завершаются подкрепляющим их оргазмом, то в силу условно-рефлекторного механизма может установиться стойкая привычка и транзиторная девиация превратиться в перверзию.
Эксгибиционизм, видимо, способен упрочиваться особенно легко. Предполагается, что в закреплении играет роль механизм импринтинга, т. е. моментальное и прочное запечатление первых раздражителей данного рода, падающих на предуготовленную почву.
Особенности сексуальных девиаций при разных типах акцентуаций характера. У гипертимных подростков чаще встречается ранняя сексуальная жизнь. При сенситивной и психастенической акцентуации может наблюдаться упорный онанизм и, главное, депрессивная реакция на него с угрызениями, самоукорами, клятвами, самонаказаниями и т. п. Сексуальная жизнь шизоида обычно остается глубокой тайной. Внешняя асексуальность и даже презрение к половым проблемам может сочетаться с упорным онанизмом и богатыми эротическими фантазиями или влечение может внезапно прорываться в грубой и перверзной форме часами сторожат, чтобы подглядеть чьи-то обнаженные гениталии, эксгибиционируют перед малышами, онанируют под чужими окнами, откуда их могут видеть, вступают в связь с первыми встречными, назначают свидания по телефону неизвестным лицам «на один раз» и т. п. Сильное влечение эпилептоидов толкает к сексуальной агрессии, понуждению к сожительству; у них же может обнаруживаться склонность к садизму и мазохизму.
Лабильные и истероидные подростки особенно любят предаваться эротическим фантазиям. Однако с началом половой жизни истероидные подростки могут часто менять партнеров вплоть до промискуитета, в то время как лабильные более привязчивы. При неустойчивой акцентуации чаще встречаются промискуитет и групповой секс (плюрализм), пассивная форма гомосексуальности.
Транзиторные сексуальные девиации и перверзии при психопатиях и психозах у подростков. При психопатиях могут встречаться как транзиторные девиации, так и перверзии — истинные и ложные, но их проявления обычно более грубы и разнообразны, чем при акцентуациях. При гипертимных психопатиях дело может не ограничиваться ранней половой жизнью, но обнаруживается склонность к промискуитету, к сексуальным оргиям с плюрализмом. Истероидные психопаты особенно тяготеют к сексуальному шантажу — оговорам, самооговорам. При эпилептоидной психопатии выступают садистские и мазохистские наклонности вплоть до попыток незавершенного самоповешения с целью вызвать оргазм. Шизоидная и психастеническая психопатии чаще сочетаются с истинным гомосексуализмом.
Для органических психопатий характерна грубая расторможенность влечения. Описаны приступы неистового онанизма с криком [Исаев Д. Н., Каган В. Е., 1979].
При психозах могут быть как стойкие перверзии, так и преходящие перверзные симптомы. Перверзии наиболее часто наблюдаются при психопатоподобной вялотекущей шизофрении, особенно при эпилептоидном синдроме, а также при психопатоподобных дебютах прогредиентной шизофрении и при психопатоподобных типах ремиссии. Кроме известных при психопатиях и акцентуациях характера перверзий, здесь встречаются особо изощренные способы удовлетворения влечения (например, онанирование во время истязания животных или детей, стремление сына принудить к сожительству мать или кого-либо из престарелых членов семьи).
При вялотекущей шизофрении имеют место моноперверзии, и они отличаются большой стойкостью. Для прогредиентной шизофрении более характерны полиморфные перверзные симптомы разного рода извращения, то сочетаются друг с другом, то сменяют одно другое. Особо тяжелые формы перверзных явлений встречаются при злокачественной юношеской шизофрении — некрофилия, влечение к убийству [Жданов Ю. П., 1980].
При шизоаффективном и маниакально-депрессивном психозе девиации обычно ограничиваются крайней гиперсексуальностью в гипоманиакальной фазе (интенсивный онанизм, ранние случайные связи, промискуитет), но при однополом составе непосредственного окружения и отсутствии контактов со сверстниками другого пола легко проявляется гомосексуальность в активной форме. Более стойкие перверзии могут сформироваться по мере психопатизации после частых фаз.

Еще раз о депрессии. Читать далее «Синдром транзиторных сексуальных девиаций»