Ранняя алкоголизация и хронический алкоголизм

Известно, что ряды взрослых алкоголиков пополняются, в основном, теми, кто начал выпивать с юных лет. По данным Г. В. Морозова и А. К. Качаева (1976), алкоголизация в 76 % начинается до 20 лет, в том числе в 49 % случаев еще в подростковом возрасте.
У взрослых формированию хронического алкоголизма как прогрессирующего заболевания предшествует довольно продолжительный период пьянства. У подростков сформировавшийся хронический алкоголизм встречается довольно редко. Актуальной проблемой в данном возрасте является ранняя алкоголизация.
Эти два понятия — ранняя алкоголизация как одно из проявлений девиантного поведения у подростков и хронический алкоголизм как болезнь — должны четко разграничиваться.
Ранняя алкоголизация как нарушение поведения. К ранней алкоголизации должны быть отнесены знакомство с опьяняющими дозами алкоголя до 16 лет и более или менее регулярное его употребление в старшем подростковом возрасте. Таким образом, речь здесь идет не о раннем алкоголизме, а о том, что у взрослых иногда называют «бытовым пьянством». Ранняя
алкоголизация возникает чаще всего как одно из следствий делинквентности. В. А. Гурьева и В. Я. Гиндикин (1980) сравнивали контингенты подростков с нарастающей делинквентностью: «трудных» в школе, состоящих на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, воспитанников специального интерната и совершивших уголовнонаказуемые в этом возрасте правонарушения. Было обнаружено, что число страдающих хроническим алкоголизмом возрастает от 0 до 26, а злоупотребляющих алкоголем от 14 до 59 %. Первые выпивки совершаются, как правило, тайком от взрослых со «своей» группой сверстников.
Мотивами здесь служат и нежелание отстать от товарищей, и любопытство, и ложно понимаемый путь к взрослости.
Но при повторных выпивках может появиться новый мотив — желание испытать «веселое настроение», чувство расторможенности, самоуверенности и т. п. Тогда алкоголизация становится формой токсикоманического поведения.
С той же целью и также в компании товарищей могут использоваться не только алкоголь, но и другие дурманящие средства, способные вызвать необычное повышение настроения или дать испытать неизведанные еще дотоле ощущения и переживания вплоть до галлюцинаций. Однако алкоголь в современных условиях остается наиболее распространенным и излюбленным способом эйфоризации. К суррогатам алкоголя и другим дурманящим средствам часто прибегают наряду с вином или водкой [Буторина Н. Е. и др., 1978].
В последние годы в западных странах, где раньше свирепствовала эпидемия подростковых наркоманий, алкоголь как будто стал постепенно теснить наркотики. Во всяком случае, актуальность алкоголизации подростков, стала несомненно расти.
Токсикоманическое поведение еще не свидетельствует о формировании токсикомании, в частности алкогольной. Последней присуще появление сперва психической, а затем физической зависимости от алкоголя.
Типологические особенности ранней алкоголизации. Утверждение, что преморбид, злоупотребляющих алкоголем подростков «достаточно однотипен» [Пятницкая И.. Н., 1979], представляется неточным. Разным типам акцентуаций характера и психопатий присущ свой модус алкоголизации. Наиболее склонны R выпивкам подростки неустойчивого, эпилептоидного, гипертимного и истероидного типов. Достаточно высок риск и при лабильной акцентуации [Строгонов Ю. А., 1983].
Связь неустойчивости и алкоголизации понятна. Тяготение к легким развлечениям и удовольствиям — одна из главных черт этого типа акцентуации. Выпивка становится необходимым атрибутом культа развлечений. Поэтому группа сверстников-приятелей, «своя компания» — обычное место, где употребляются спиртные напитки. Побудительным мотивом быстро становится желание получить «веселое настроение». Обычно поэтому предпочитаются неглубокие, эйфоризирующие степени опьянения, и вино привлекает более чем водка и другие крепкие напитки («водка — невкусная», «водка слишком быстро валит»).
Сходный с неустойчивыми модус алкоголизации бывает у гипертимных подростков, которые еще особенно склонны бывают к выпивкам «от нечего делать», при отсутствии занятия, способного вызвать у них интерес и послужить отдушиной для всегда кипящей в них энергии.
У эпилептоидных подростков алкоголизация бывает иной.
Опьянение у них обычно не дает легкой и приятной эйфории, или она бывает кратковременной. Часто ОПЬ5fНение протекает по дисфорическому типу — со злобностью, агрессивностью, нападениями, избиениями, разрушительными действиями, самокалечением или даже поступками, свидетельствующими о нарушениях влечений (сексуальные извращения и т. п.). Опьянение у эпилептоидных подростков особенно облегчает развитие острых аффективных реакций агрессивного и аутоагрессивного типа. Иногда выпивают с желанием «разрядиться». Кроме того, после первых же опьянений у них может выявиться желание напиваться «до отключения» («отрубиться», на сленге делинквентных). Тогда крепкие напитки начинают явно предпочитаться вину.
Истероиды остаются демонстративными и в процессе алкоголизации. Они склонны преувеличивать степень опьянения, изображать, пьяных перед родными и значимыми лицами, нарочито появляться нетрезвыми в общественных местах. Все это предпринимается с целью обратить на себя чье-то внимание.
При истероидно неустойчивом типе психопатии и акцентуации характера, выступает склонность из хвастовства преувеличивать свою алкоголизацию, бравируя невероятным количеством выпиваемого за один присест или изображая из себя своего рода алкогольного «эстета», уверяя, что пьют только коньяк или шампанское или вина хорошей марки и т. п. Такие подростки, стремясь в компаниях «всех перепить», незаметно для себя действительно привыкают к алкоголю, становятся жертвой собственных притязаний.
Особенности алкоголизации подростков с другими типами психопатий и акцентуаций характера сводятся к следующему.
Циклоиды обычно склонны к алкоголизации только в периоды, подъема. В это время в отношении алкоголя они ведут себя как гипертимы. В субдепрессивные фазы они обычно избегают выпивок — вина в этих состояниях лишь усугубляет плохое настроение. Употребление спиртных напитков для купирования субдепрессивного состояния в подростковом возрасте у циклоидов не встречается.
Среди эмоционально лабильных склонность к частым выпивкам выступает при лабильно-неустойчивом варианте психопатического развития. Главным мотивом выпивок здесь служит желание «забыться», отрешиться от неприятностей, поднять упавшее настроение. Психическая зависимость формируется довольно постепенно — даже в особо неблагоприятных условиях (Светлана Г.).
Шизоиды могут использовать небольшие дозы алкоголя в качестве своего рода «коммуникативного допинга», облегчающего контакты, снимающего робость и чувство неловкости в общении.
При этом может формироваться своеобразная психическая зависимость, отличная от истинной психической зависимости при хроническом алкоголизме. В последнем случае зависимость основана на пристрастии к эйфории, здесь же к алкоголю прибегают перед ситуацией, в которой надо будет проявить общительность, устанавливать неформальные, эмоциональные контакты (например, перед школьным вечером). Алкоголь употребляется при этом в небольшой дозе и, как правило, в одиночку.
Конформные подростки встают на путь алкоголизации, оказавшись в пьющей компании. Сенситивным и психастеническим подросткам алкоголизация вообще несвойственна.
Читать далее «Ранняя алкоголизация и хронический алкоголизм»