Эпилептоидный тип

Лишь в части случаев черты этого типа проступают еще в детстве. Такой ребенок может часами плакать и его невозможно ни утешить, ни отвлечь, ни приструнить. Наряду с этим могут рано выявляться садистские склонности: любят мучать животных, дразнить малышей, издеваться над беспомощными. Отмечаются также недетская бережливость в отношении своей одежды, игрушек, всего «своего» и крайне злобная реакция на тех, кто собирается покуситься на их собственность. В школе обнаруживается мелочная аккуратность в ведении тетрадей, всего ученического хозяйства.
В большинстве случаев черты этого типа становятся очевидными только в подростковом возрасте. Главной из них является склонность к периодам злобно-тоскливого настроения с накипающим раздражением и поиском объекта, на чем можно сорвать зло. Такие состояния длятся часами, иногда днями, постепенно развиваясь и медленно ослабевая. С ними тесно связана аффективная взрывчатость. Вспышки возбуждения лишь на первый взгляд кажутся внезапными. Аффект накипает долго и постепенно.
Повод для взрыва может быть ничтожным, сыграть роль последней капли. Аффекты не только сильны, но и продолжительны, подростки долго не могут успокоиться. В аффекте возможны безудержная ярость, циничная брань, жестокие побои, безразличие к беспомощности противника и неспособность учесть его превосходящую силу. Реже ярость оборачивается аутоагрессией с нанесением себе повреждений, иногда даже тяжелых.
Инстинктивная жизнь отличается большим напряжением.
Сильное половое влечение, склонность к сексуальным эксцессам могут сочетаться с садистскими и мазохистскими наклонностями.
Любовь почти всегда окрашена мрачными красками ревности.
Алкогольное опьянение часто протекает тяжело, с яростью и драками. В пьяном виде могут совершить поступки, о которых потом не остается воспоминаний. Тем не менее нередко обнаруживается склонность напиваться «до отключения» («отрубиться»). Брутальность сказывается во всем: крепкие напитки предпочитают вину, крепкие папиросы — легким сигаретам и т.п. В опьянении легко возникают как агрессивные, так и аутоагрессивные аффективные реакции.
Реакция эмансипации может протекать тяжело. От родных требуют не только «свободы» и самостоятельности, но и «прав», доли имущества, материальных благ, ухода за собой. Перед начальством склонны к угодничеству, если ждут от него каких-либо поблажек или преимуществ. Реакция группирования со сверстниками сопряжена со стремлением к властвованию над ними.
В группе желают устанавливать порядки, выгодные для себя. Могут хорошо адаптироваться в условиях строгого дисциплинарного режима, где умеют подольститься к руководителям, заполучить от них определенную власть над другими подростками и умело использовать ее для своей выгоды. Эта власть в руках эпилептоидного подростка может оказаться ударом по его слабому месту. Упоенный ею, он теряет контроль над собой, настолько подавляет и угнетает подпавших под его зависимость, что против него зреет всеобщий бунт, который лишает его былых преимуществ и надолго дезадаптирует.
Среди увлечений должна быть отмечена склонноость к азартным играм. Страсть к обогащению очень легко пробуждается.
Коллекционирование привлекает прежде всего материальной ценностью собранного. В спорте заманчивым кажется то, что позволяет развить физическую силу или тщательно отрабатывать какие-либо навыки. В сфере увлечений могут оказаться и различные поделки, особенно требующие кропотливого исполнения и сулящие материальную выгоду. Музыкой и пением охотно занимаются наедине, получая от этого особое чувственное наслаждение.
Обычными чертами являются также вязкость, тугоподвижность, тяжеловесность, инертность, что откладывает отпечаток на всем — от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Мелочная скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий всех педантизм — все это рассматривается некоторыми авторами как способ компенсации собственной инертности.
Склонны к консерватизму, любят раз и навсегда установленный порядок, подозрительны ко всяким новшествам, если только те явно не сулят им преимуществ. Еще F. Мinkоwskа (1923 — цит. по А. Е. Личко, 1983), первой описавшая этот тип характера, назвала эпилептоидов «хранителями традиций».
Большое внимание к своему здоровью, бережное соблюдение собственных интересов сочетается со злопамятностью, несклонностью прощать обиды, озлоблением при малейшем ущемлении интересов.
М. С. Певзнер (1941) обратила внимание на особый вариант эпилептоидного типа у подростков, отличавшихся, по ее мнению, «гиперсоциальностью» — аккуратностью, старательностью, подчеркнутой «правильностью» во всем поведении. По нашему наблюдению, подобная «гиперсоциальность» остается однобокой: такие подростки оказываются способными на «двойную жизнь», слывут примерными в одной ситуации и обнаруживают крайнее себялюбие, злобность и физическую жестокость в другой.
Внешний облик эпилептоидного подростка, описанный Г. Е. Сухаревой (1959),- приземистая крепкая фигура, массивный торс с короткими конечностями, круглая, чуть вдавленная в плечи голова, большая челюсть, крупные гениталии у мальчиков — все это встречается достаточно часто, но, конечно, далеко не всегда.
Самооценка носит односторонний характер. Замечают свою склонность к периодам мрачного расположения духа («на меня находит»), осмотрительность, приверженность к аккуратности и порядку, нелюбовь к пустым мечтаниям и предпочтение жить реальной жизнью, беспокойство о своем здоровье, даже склонность к ревности. В остальном представляют себя гораздо более конформными, чем это есть на самом деле.
Скрытая акцентуация по эпилептоидному типу обнаруживается либо в ситуации, которая наносит удар по «слабому звену», например при конфликтах по поводу ущемления интересов, при возможности проявить деспотическую власть над другими, либо под действием алкоголя — опьянение, как указывалось, протекает очень тяжело.
Слабым местом эпилептоидной акцентуации является также непереносимость неподчинения себе и материальных утрат, неспособность унять свое властолюбие, необузданная ревность. Но любой аффект легко становится неудержимым и приводит иногда к непоправимым последствиям.
психологической защитой становится уединение с каким-либо «успокаивающим нервы» занятием, требующим тщательного, но монотонного труда.
По данным В. В. Юстицкого [Патохарактерологические исследования…, 1981], в подростковых группах эпилептоидные подростки приближают к себе конформных за их подчиняемость и нестроптивость. Любые типы характера у других подростков от гипертимных до шизоидных — эпилептоидному подростку неприятны, и тем более, чем ярче выражены их черты.
О с о б е н н о с т и Д и н а м и к и эпилептоидной акцентуации проявляются в следующем. В одних случаях с возрастом эпилептоидные черты несколько сглаживаются (переход явной акцентуации вскрытую), в других — остаются выраженными на всю жизнь. Определенная угроза имеется в отношении формирования хронического алкоголизма, чему способствует тяготение к сильным степеням опьянения.
В условиях гипопротекции и асоциальной среды на эпилептоидное ядро могут наслаиваться черты неустойчивого типа, хотя, казалось бы, эти черты трудно с ним совместимы — праздный образ жизни, уклонение от всякого труда, желание жить сегодняшним днем и любыми путями заполучить удовольстие и развлечения, полное равнодушие к вопросам морали и нравственности, безразличие к будущему. Подобный «эпилептоиднонеустойчивый» тип акцентуации характера, по описанию А. А.
Александрова и А. А. Вдовиченко [Патохарактерологический диагностический…, 1976], в какой-то мере напоминает группу «антисоциальных» П. Б. Ганнушкина (1933).
Воспитание в условиях потворствующей гиперпротекции может наслоить на эпилептоидное ядро истероидные черты. Но особенно пагубными для эпилептоидов являются условия жестких взаимоотношений — они способствуют психопатическому развитию по эпилептоидному типу. Эпилептоидная акцентуация может быть также почвой для острых аффективных реакций — экстра- или интрапунитивных, для делинквентных и даже криминальных поступков.

Виктор Я., 14 лет. Вырос в неблагополучной семье. Отец — пьяница, скандалист, осужден за дебош. Мать после черепно-мозговой травмы состоит на учете психоневрологического диспансера с диагнозом травматическая энцефалопатия. Старший брат 23 лет был осужден за хулиганство. Во время беременности — токсикоз, в родах — асфиксия. В раннем детстве перенес тяжелую корь с потерей сознания. Раннее развитие без задержки. В детсаду был возбудим, беспокоен. В школе до 11 лет учился хорошо и старательно. С началом половorо созревания и переходом в 4-й класс с предметной системой и многими учителями изменился: стал груб, драчлив, прогуливал уроки, время стал проводить в уличных компаниях. Несколько раз был задержан за кражу велосипедов: не только катался на них, но и разбирал и продавал по частям. Комиссией по делам несовершеннолетних при исполкоме был направлен в специальный интернат для трудных подростков. Там проучился два года, был вожаком в своей группе, держал в страхе и повиновении своих одноклассников, заставлял их себе прислуживать.
В столярной мастерской тайком надышался ацетоном до опьянения. После наказания за этот поступок совершил демонстративную суицидную попытку (порезал себе вены). Затем наелся мыла, чтобы вызвать у себя понос и попасть в больницу — оттуда совершил побег и долго скрывался. Стал пьянствовать, приходил домой, избивал мать, требуя у нее денег. Поджидал около школы малышей, бил их и отнимал у них мелкие деньги.
По заявлению матери осмотрен психиатром. Во время беседы мрачно-угрюмое выражение лица, презрительно цедит слова, старается не сказать о себе лишнего.
Выяснилось, что любит разбирать велосипеды и моторы — «это занятие успокаивает, когда злюсь». Хочет в будущем стать шофером. Всячески старается скрыть, что в асоциальных компаниях был властным вожаком, чтобы «не отвечать больше других». Признался, что 2-3 раза в месяц любит напиваться так, чтобы «отрубиться». В опьянении бывает драчливым. Предпочитает крепкие напитки.
Общее физическое развитие по возрасту, но сексуальное — с акселерацией.
Прнземистый, крепкого сложения.
При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован выраженный эпилептоидный тип, но без признаков, указывающих на формирование психопатии. Отмечены высокая склонность к делинквентности и алкоголизации, выраженная реакция эмансипации.
Самооценка — неправильная: по шкале субъективной оценки выступили только конформные черты, отвергаются черты шизоидные, астено-невротические, лабильные и меланхолические.
Заключение. Психически здоров. Нарушение поведения на фоне явной эпилептоидной акцентуации.
Катамнез. Собран через 2 года. Проходит обучение в специальном ПТУ для трудных подростков.
Читать далее «Эпилептоидный тип»