Конформный тип

Главная черта этого типа — постоянная и чрезмерная конформность к своему непосредственному окружению. Жизненное правило — думать «как все», поступать «как все», стараться, чтобы «все было, как у всех» — от одежды и манеры вести себя до мировоззрения и суждениЙ по животрепещущим вопросам. При этом под «всеми» подразумевается привычная среда, от окружающих стараются ни в чем не отстать, но не любят выделяться, забегать вперед. Это особенно проявляется в отношении к модам одежды. Когда появляется какая-нибудь новая, необычная мода, то нет больших ее хулителеЙ, чем представители конформного типа. Но как только их среда осваивает эту моду, они сами облачаются в ту же одежду, забыв о том, как ее ругали раньше.
В жизни ,любят руководствоваться сентенциями и в трудных случаях ищут в них утешение и оправдание («утраченного не воротишь» и т. п.). Стремясь всегда соответствовать своему окружению, совершенно не могут ему противостоять. Поэтому оказываются полностью продуктом своей микросреды. В хорошем коллективе становятся неплохими людьми, исполнительными работниками. Но, попав в дурную компанию, со временем усваивают все ее обычаи и привычки, манеры и поведение, как бы все это ни противоречило прежнему модусу жизни и как бы пагубно ни было. Хотя адаптация к новым условиям происходит медленно и первое время тяжело, но, когда она уже осуществилась, новая среда становится таким же диктатором поведения, каким раньше была прежняя. Поэтому конформные подростки «за компанию» легко спиваются, могут быть втянуты в групповые правонарушения.
Конформность сочетается с поразительной некритичностью, все, что говорит привычное окружение, все, что приносят привычные каналы информации — все это и есть истина. И даже если по этим каналам начинают поступать сведения, явно противоречащие действительности, они долго принимают их за чистую монету.
Рука об руку с конформностью идет консерватизм. Новое не любят, потому что не могут к нему быстро приспособиться.
Трудно осваиваются в непривычной обстановке. Правда, в наших условиях открыто в этом не признаются, на словах обычно выступают за новое, потому что в подавляющем большинстве наших коллективов чувство нового высоко ценится, новаторы поощряются. Но положительное отношение к новому остается только на словах. На деле же предпочитаются стабильное окружение и раз навсегда установленный порядок. Нелюбовь к новому прорывается наружу беспричинной неприязнью к чужакам. Это касается и просто новичка, появившегося в «своей» группе, и особенно представителя другой среды, другой манеры держать себя и даже другой национальности.
Опекаемое взрослыми детство не дает чрезмерных нагрузок для конформного типа и обычно проходит без нарушений.
Поэтому только в подростковом возрасте начинается выявление конформных черт. Школьная учеба с ее четкой регламентацией и стабильным режимом также не представляет особых трудностей.
Конформные подростки очень дорожат местом в привычной группе сверстников, стабильностью этой группы, постоянством окружения. Нередко решающим в выборе будущей профессии или учебного заведения является то обстоятельство, что так поступают большинство товарищей. Если привычная подростковая группа почему-либо отвергает конформного подростка, то это воспринимается им как одна из самых тяжелых, психических травм. Реакция эмансипации яpкo проявляется только в том случае, когда родители и воспитатели отрывают конформного подростка от привычной ему среды сверстников или противодействуют его желанию быть «как все», перенять распространившиеся подростковые моды, увлечения, манеру вести себя.
Увлечения конформного подростка целиком определяются его средой и велением времени.
Слабое место в конформном характере — непереносимость крутых перемен. Ломка жизненного стереотипа, лишение привычного общества могут послужить причиной реактивных состояний. К острым аффективным реакциям особой склонности не обнаруживается. Дурное влияние среды чаще всего толкает к алкоголизации.
Самооценка конформных подростков может быть неплохой.
Большая часть из них довольно правильно отмечает основные черты своего характера.

Владимир Т., 14 лет. Родился от внебрачной связи и до последнего времени не знал того, что его отец — неродной, еще малышом был им усыновлен.
Рос в дружной семье; имеет младших брата и сестру. В детстве ничем не отличался от ровесников. Вполне удовлетворительно учился, дорожил своим классом, охотно выполнял общественные поручения. Вслед за товарищами стал заниматься в кружке самбо, пел в школьном хоре, хотя голоса не было.
Мечтал после окончания школы поступить в военное училище и стать офицером. Имеет двух постоянных друзей, во всем им подражает. Последний год — бурное половое созревание. Влюбился в одноклассницу — примерную дисциплинированную ученицу.
Когда отец с матерью уехали на несколько дней и он остался один, к нему пришли его друзья и принесли с собой вино. Впервые в жизни выпил — не мог отказать, «неудобно было». Во время опьянения услышал от друга, что его отец — неродной — тот узнал об этом от каких-то знакомых. Был этим потрясен. Когда вернулись родители, отец обнаружил, что у него пропала бутылка дорогого коньяка. В этот момент к ним зашла его одноклассница, в которую был влюблен. В ее присутствии отец назвал его вором.
Пытался оправдаться, но ему не поверили — обнаружили следы его выпивки с приятелями.
Был крайне оскорблен и унижен. Когда родители уснули, тайком принял большую дозу снотворного из аптечки матери. Утром был обнаружен в полубессознательном состоянии. На теле под майкой лежали записки, адресованные матери и любимой девочке: «Поверьте, что Я — не вор!» Впоследствии рассказал, что почувствовал себя всеми обманутым: от него скрывали, что отец — неродной; друг украл коньяк, чтобы подумали на него;
любимая девушка сразу поверила, что он — вор. Решил, что «уйти из жизни это единственный способ оправдаться».
Критически оценивать свой поступок стал после рациональной психотерапии.
Хотя стыдился этого поступка, но готов был идти в прежнюю школу («за то, что сделал — надо отвечать»).
Физическое и сексуальное развитие с умеренной акселерацией (по типу интенсификации) .
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован конформный тип акцентуации. Отношение к алкоголизации — отрицательное. Имеется указание на возможную скрытую депрессию (обследование проводилось до психотерапии). Самооценка — удовлетворительная: по шкале субъективной оценки выявлены конформные и лабильные черты; достоверно отвергаемых черт не отмечено.
Диагноз. Острая аффективная интрапунитивная реакция на фоне явной конформной акцентуации.
Катамнез. Собран через 8 лет. Здоров. Повторных суицидных попыток не было.

К о н ф о р м н о — г и п е р т и м н ы й т и п представляет собой вариант конформного типа, описанный Н. Я. Ивановым (1972 цит. по А. Е. Личко, 1977). Помимо выраженной конформности, присуща повышенная витальная самооценка. Такие подростки несколько эйфоричны, подчеркивают свое здоровье, бодрость, полноту сил, хороший аппетит и сон. Им свойственны чрезмерно оптимистическая оценка своего будущего, убежденность в исполнении желаний. Но этим и ограничивается сходство с гипертимным типом. Ни активности, ни живости, ни предприимчивости, ни умения лидировать эти подростки не обнаруживают. Во всем остальном господствует конформность — податливы дисциплине и регламентированному режиму, особенно если это соблюдается окружающими.

Роман Б., 15 лет. Из благополучной семьи, рос здоровым. Удовлетворительно учился в школе. Подражал отцу, по профессии повару, сам любил готовить пищу, печь пироги. К отцу относился с уважением, несколько побаивался. После окончания 8 классов поступил в кулинарное училище. Поначалу занятия посещал аккуратно. Затем получил длительное освобождение от учебы в связи с переломом руки (от случайной травмы).
Сам себя дома ничем занять не мог, стал ходить «гулять» во двор и незаметно для себя оказался втянутым в асоциальную компанию подростков. По его словам, старался быть «как все», не отстать от других. Стал невольным соучастником групповой кражи, хотя сам ничего не взял, но был «со всеми», уходить от «своих» не захотел, чтобы не посчитали трусом. Думал, что эта кража к нему отношения иметь не будет,- раз он сам не воровал, а только стоял рядом. Привык бездельничать и после того, как рука зажила, ходить на учебу уже не хотелось. Стал тайком от родителей прогуливать занятия, время проводил в ставшей привычной уличной компании.
Вместе со своими приятелями и по их наущению стал нюхать бензин.
Поначалу не понравилось, тошнило, но старался этого не показывать. Хотел, как другие, добиться «веселья». Несколько раз испытывал зрительные галлюцинации. О содержании их рассказать отказался, смутился — видимо, они носили сексуальный характер. Признался, что в их компанни «все любили рассказывать, кто что видел». Однажды, не зная чем себя в одиночку занять, начал нюхать бензин дома, когда никого не было. За этим застал его отец, по настоянию которого был направлен на обследование в подростковую психиатрическую клинику.
Оказавшись в палате изолированным от общения с делинквентными подростками, стал послушен, принимал участие в трудовых процессах, помогал персоналу ухаживать за слабыми больными, режима не нарушал.
В беседе откровенно рассказал о себе, но ко всему случившемуся относился легкомысленно («от бензина наркоманом не станешь», «другие тоже прогуливали занятия» и. т. п., явно повторяя слова приятелей из асоциальной компании). Настроение всегда слегка повышенное, но инициативы, активности, стремления лидерствовать среди подростков не обнаруживал всюду следовал за другими, вел себя, как окружающие.
Физическое, включая сексуальное, развитие по возрасту.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован гипертимно-неустойчивый тип с высоким уровнем конформности. Отношение к алкоголизации амбивалентное. Самооценка правильная: по шкале субъективной оценки выступили гипертимные и конформные черты, отвергаемых черт не выявлено.
Заключение. Психически здоров. Нарушения поведения на фоне акцентуации конформного типа (конформно-гипертимный вариант).
Катамнез. Собран через 1 год. Продолжает учебу в кулинарном училище.
Нарушений поведения нет.

О с о б е н н о с т и Д и н а м и к и при конформной акцентуации требуют прежде всего учесть, что психопатий конформного типа не бывает. Этот тип акцентуации вообще относительно редко попадает в поле зрения психиатра. Видимо, если жизнь не требует большой гибкости, личной инициативы, умения быстро ориентироваться в стремительно меняющейся обстановке, адаптация бывает вполне удовлетворительной. Если конформный подросток в силу воспитательской гипопротекции оказывается в асоциальной среде, то черты неустойчивости прививаются, хотя и постепенно, но зато настолько прочно, что конформный тип превращается в неустойчивый и о прежней конформности можно узнать только из анамнеза — конформно-неустойчивый тип, по описанию А. А. Александрова [Патохарактерологический диагностический…, 1976]. Если в непосредственном окружении постоянно господствует атмосфера жестоких взаимоотношений, то легко усваиваются многие эпилептоидные черты — душевная жестокость, себялюбие, эгоизм, расчетливость, тяготение к материальным благам и собственному благополучию за счет ущерба и несчастий других, аффективная несдержанность. Однако для полного превращения в эпилептоидный тип всегда не хватает стеничности, напряженности аффективной сферы, силы влечений. Потворствующая гиперпротекция может культивировать на конформном фоне некоторые истероидные черты в их примитивной форме. Однако выcoкoгo артистизма настоящих истероидов не достигают.
Выделение нами конформного типа акцентуации [Личко А. Е., 1977] поначалу у многих психиатров и психологов вызвало возражение, сомнение в том, что подобный тип характера вообще существует. Постепенно данный тип все чаще стал признаваться как вполне возможный вариант. А. Г. Амбрумова (1981) среди взрослых, совершивших суицидные попытки, обусловленные различными психогениями, описала три варианта конформного типа: ригидно-конформный, ограниченно-конформный и социально-ведомый. В 3-м издании руководства по диагностике психических расстройств Американской психиатрической ассоциации DSM — III [Diagnostic аnd statistical manual…, 1980] в число «расстройств личности» включен «зависимый» тип, по описанию весьма напоминающий конформный.
При изучении преморбидных типов больных шизофренией конформные субъекты названы «образцовыми личностями» [Пекунова Л. Г., 1974], что, с нашей точки зрения, неправомерно.
За «правильным» поведением, покладистостью, послушанием стоят неинициативность, недостаток творческой активности, консерватизм, ограниченность побуждений. Другие названия, которыми обозначались сходные по описанию типы характера — конституционально-глупый [Ганнушкин П. Б., 1933], аморфный [Ribot Th., 1899 — цит. по А. Е. Личко, 1983] — также неудачны.
Смешанные типы. На смешанные типы падает почти половина случаев явных акцентуаций. Их особенности нетрудно представить из предыдущих описаний. Встречающиеся сочетания неслучайны — они подчиняются определенным закономерностям. Черты одних типов сочетаются друг с другом довольно часто, а других практически никогда. Существует два рода сочетаний, различных по-природе: типы промежуточные и типы амальгамные.
П р о м е ж у т о ч н ы e т и п ы обусловлены эндогенными закономерностями, прежде всего генетическими факторами, а может быть, и особенностями развития в раннем детстве.
К этим типам относятся уже описанные лабильно-циклоидный и конформно-гипертимный, а также сочетания лабильного типа с астеноневротическим и сенситивным, астеноневротического с сенситивным. Промежуточными могут быть также сочетания шизоидного типа с сенситивным, психастеническим, эпилептоидным, истероидным, хотя два последних несомненно могут быть также следствием условий воспитания. В силу же эндогенных закономерностей возможна трансформация гипертимного типа в циклоидный.
А м а л ь г а м н ы е т и п ы — это тоже смешанные типы, но иного рода. Они формируются как следствие напластования на эндогенное ядро одного типа черт другого в силу неправильного воспитания или иных хронически действующих психогенных факторов, а иногда и вследствие развития гиперкомпенсаторных и псевдокомпенсаторных механизмов [Боброва И. Н. Шубина Н. К., 1982]. Здесь также возможны далеко не все, а лишь некоторые наслоения одного типа на другой. Подробнее этот процесс рассматривается в главе XIV, где говорится о психопатических развитиях. Здесь же можно отметить, что гипертимно-неустойчивый и гипертимно-истероидный типы представляют собой присоединение истероидных или неустойчивых черт к гипертимной основе. Лабильно-истероидный тип чаще бывает следствием наслоения истероидных черт на эмоциональную лабильность, а шизоидно-неустойчивый и эпилептоидно-неустойчивый типы — неустойчивости на соответствующее ядро. Эпилептоидно-неустойчивый тип отличается повышенной криминогенной опасностью. При истероидно-неустойчивом типе неустойчивое поведение обычно является формой выражения истероидных черт. Конформно-неустойчивый тип возникает при действии асоциальной среды на конформного подростка, развитие у него эпилептоидных черт возможно в условиях жестоких взаимоотношений в непосредственном окружении.
В отличие от К. Leonhard (1976), который допускает почти все возможные комбинации, даже гипертимности с интровертированностью (исключается только совмещение демонстративности с педантичностью), с нашей точки зрения, целый ряд сочетаний практически несовместимы [Патохарактерологический диагностический…, 1976]. Не приходится видеть сочетаний:

гипертимности с лабильностью, астено-невротическим типом, сенситивностью, психастеничностью, шизоидностью, эпилептоидностью;
циклоидности — ни с какими типами, кроме гипертимного и лабильного;
лабильности — с психастеничностью, шизоидностью, эпилептоидностью;
сенситивности — с эпилептоидностью, истероидностью, неустойчивостью;
психастеничности — с эпилептоидностью, истероидностью, неустойчивостью.

Консультация психолога в подробностях Читать далее «Конформный тип»