Лабильный тип

В детстве не обнаруживают отличий от сверстников или проявляется склонность к невротическим реакциям. Главная черта в подростковом возрасте — крайняя лабильность настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно резко от ничтожных или даже незаметных для окружающих поводов. Кем-то нелестно сказанное слово, неприветливый взгляд случайного собеседника способны вдруг погрузить в мрачное расположение духа без каких-либо серьезных неприятностей или неудач. И, наоборот, интересная беседа, мимолетный комплимент, от кого-то услышанные заманчивые, но малореальные перспективы способны вселить веселость и жизнерадостность и даже отвлечь от действительных неприятностей, пока те чем-либо не напомнят о себе. Во время откровенных и волнующих бесед можно видеть то готовые навернуться на глаза слезы, то радостную улыбку.
От настроения в данный момент зависит все: и самочувствие, и аппетит, и работоспособность, и общительность. Соответственно настроению и будущее то расцвечивается радужными красками, то представляется унылым и безнадежным, и прошлое предстает то как цепь приятных воспоминаний, то сплошь состоящим из неудач и несправедливостей. И повседневное окружение кажется то милым и интересным, то скучным и безобразным.
Маломотивированные смены настроения могут создавать у окружающих впечатление поверхностности и легкомыслия. Однако этих подростков отличают глубокие чувства, искренняя привязанность к тем, от кого они видят любовь, заботу и внимание. Привязанности сохраняются, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор. Утраты близких переносятся очень тяжело. Не менее свойственна и преданная дружба. Предпочитают дружить с теми, кто в минуты грусти и недовольства способен утешить, отвлечь, при нападках — защитить, а в минуты подъема — разделить радость и веселье, удовлетворить потребность в сопереживании.
Любят компании, новую обстановку, но в отличие от гипертимов ищут в них не поле деятельности, а лишь новые впечатления.
Чуткость ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалы и поощрениям, которые доставляют искреннюю радость, не сочетается ни с заносчивостью, ни с самомнением.
Эмансипационные устремления выражены умеренно. Они усиливаются, если их подогревает неблагоприятная семейная обстановка — из дому рвутся, если там «все портит настроение».

Тяга к группированию со сверстниками также изменчива: в хорошие минуты ищут компании, в плохие избегают общений. В группе сверстников на роль вожака никогда не претендуют, охотно довольствуясь положением опекаемого и защищаемого другими любимца и баловня. Хобби ограничиваются информативнокоммуникативным типом; иногда художественной самодеятельностью, да еще некоторыми домашними животными (особенно привлекательна, собственная собака, которая служит громоотводом для эмоций при перепадах настроения). И увлечения, и уход в группу сверстников могут использоваться как способы улучшить настроение.
Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями. Влечение долго остается малодифференцированным и легко возможно отклонение на путь транзиторного подросткового гомосексуализма. Но сексуальные эксцессы всегда избегаются.
Своеобразная избирательная интуиция позволяет таким подросткам быстро почувствовать, как к ним относятся окружающие, при первом контакте определяя, кто к ним расположен, а в ком таится хоть капля недоброжелательности и неприязни. Ответное отношение возникает незамедлительно и без попытки его утаить.
Самооценка отличается искренностью и умением правильно отметить черты своего характера.
«Слабым звеном» в характере данного типа является эмоциональное отвержение со стороны значимых в этом отношении лиц, утрата близких или разлука с теми, к кому были привязаны.
Этот тип акцентуации часто сочетается с гармоничным психофизическим инфантилизмом, а также с вегетативной лабильностью и склонностью к аллергическим заболеваниям.
О с о б е н н о с т и д и н а м и к и лабильной акцентуации отличаются тем, что этот тип является почвой для острых аффективных реакций, реактивных депрессий, а также развития неврозов, особенно неврастении.
С возрастом черты эмоциональной лабильности могут сглаживаться — явная акцентуация переходит в латентную. Иногда в силу того, что вступают в действие какие-то эндогенные механизмы, колебания настроения все более принимают характер коротких фаз — лабильный тип акцентуации превращается в лабильно-циклоидный. Так же, как при гипертимном типе, повторные черепно-мозговые травмы способны превратить эмоциональную лабильность в аффективную («лабильно-эксплозивный тип»), при этом девиация характера обычно достигает патологического уровня — формируется психопатия. При воспитании с детства в атмосфере потворствующей гиперпротекции эмоционально-лабильные субъекты, столкнувшись в подростковом и молодом возрасте с постоянными трудностями социальной адаптации, способны все более приобретать истероидные черты («лабильные истероиды» ). Длительная неблагоприятная обстановка с недоброжелательным вниманием со стороны непосредственного окружения может способствовать наслоению сенситивных черт («лабильно-сенситивный тип»). Еще скорее это может быть достигнуто эмоциональным отвержением и третированием со стороны близких. Если эмоциональное отвержение сочетается с гиперпротекцией, то подросток может искать эмоциональные контакты в асоциальных компаниях, и тогда на лабильное ядро наслаиваются черты неустойчивого типа.

Александр М., 16 лет. С детства часто болел ангинами. Два года назад перенес острый суставный ревматизм — несколько месяцев пролежал в больнице.
Учится удовлетворительно. Окончив 8 классов, поступил в техникум. К родителям очень привязан. Полгода назад от рака умерла его мать — очень тяжело переживал ее смерть, долго плакал. Заставлял себя ходить на занятия, но учиться стало очень тяжело. В это время впервые пришла мысль, что лучше самому умереть («остался жить ради отца»). Поступив в техникум, очень привязался к однокурснице, которая проявила к нему теплое внимание и заботу, влюбился в нее.
Недавно узнал, что отец снова собирается жениться. Был этим ошарашен, умолял отца не делать этого. На другой день услышал от любимой девушки, что у нее давно есть друг, которого она любит и который живет далеко. Почувствовал себя всеми отвергнутым и одиноким. Появилось желание самому «уйти из жизни».
Дома, будучи один, собрал все болеутоляющие и снотворные средства, оставшиеся от матери, принял их, лег и уснул. Вернувшийся отец застал его в бессознательном состоянии.

Из реанимационного центра после дезинтоксикации был переведен в подростковую психиатрическую клинику.
В клинике депрессии не обнаружил. В первые дни был даже несколько эйфоричен. Тепло встретил отца, был обрадован тем, что тот отказался от повторной женитьбы. Просил у него прощения за суицидную попытку.
Во время беседы сперва был насторожен, но, почувствовав теплое отношение, легко вступил в контакт. Обнаружил выраженную эмоциональную лабильность.
В зависимости от темы разговора то едва сдерживал слезы, то радостно улыбался.
При воспоминании о матери расплакался. Критически оценил свой поступок. Ругал себя за «несдержанность». Обеспокоен тем, чтобы о его поступке никто бы не узнал в техникуме, особенно любимая девушка. Волнуется как бы не запустить занятия, так как математика дается с трудом.
Физическое развитие по возрасту.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован лабильный тип (без указания на психопатию и склонности к делинквентности). Отмечено отрицательное отношение к алкоголизации. Самооценка — хорошая. По шкале субъективной оценки выступили лабильные и циклоидные черты, достоверно отвергаемых черт не выявлено.

Заключение. Острая интрапунитивная реакция с аффективной суицидной попыткой на фоне явной акцентуации лабильного типа.
Катамнез. Собран через 9 лет. Психически здоров. Окончил техникум. Успешно работает. Повторных суицидных попыток не было. Черты эмоциоиальной лабильности значительно сгладились (переход явной акцентуации в скрытую).
Читать далее «Лабильный тип»