Неустойчивый тип

С детства непослушны, непоседливы, всюду и во все лезут, но при этом трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим детям. Элементарные правила поведения усваиваются с трудом. За ними все время приходится следить. У части встречаются симптомы невропатии (энурез, заикание и т. п.).
С l-го класса школы не желают учиться. Нехотя подчиняются при строгом контроле, но всегда ищут случай отлынивать от занятий.
Полное безволие обнаруживается, когда дело касается любого труда, исполнения обязанностей и долга, достижения целей, которые ставят перед ними старшие.
Рано выявляется повышенная тяга к удовольствиям, развлечениям, праздности, безделью. Убегают с уроков в кино или просто погулять по улице. Подстрекаемые более предприимчивыми товарищами могут за компанию сбежать из дома. Охотно подчиняются и подражают тем, чье поведение сулит наслаждения, веселье и смену легких впечатлений. Готовы все дни проводить в уличных компаниях. Еще детьми начинают курить.
Легко идут на мелкие кражи.
Когда становятся подростками, то прежними развлечениями, вроде кино, теперь уже не довольствуются. Ищут более сильных и острых ощущений — в ход идут алкоголизация, хулиганские поступки, проявляют интерес к наркотическим средствам. Поэтому нарушения поведения, делинквентность обусловлены прежде всего желанием поразвлечься. Выпивки начинаются рано, иногда с 12-13 лет, и всегда в компании асоциальных приятелей. Поиск необычных впечатлений подталкивает на правонарушения.
Реакция эмансипации сопряжена все с тем же желанием удовольствий и развлечений. Глубокой любви к близким никогда не питают. К семейным заботам и бедам относятся с равнодушием. Родные для них — прежде всего источник средств для развлечений. Реакция группирования проявляется в раннем тяготении к асоциальным уличным компаниям. Неспособные сами занять себя, плохо переносят одиночество и в этих компаниях прежде всего ищут развлечений. Трусость и недоста
точная инициативность приводят к тому, что неустойчивые подростки легко становятся послушным орудием асоциальных групп. В групповых правонарушениях им достается самая опасная роль, приходится таскать каштаны из огня, а плоды пожинают более стеничные члены группы.
Все увлечения, требующие какого-то труда, для них непостижимы. Доступными оказываются только информативно-коммуникативный тип хобби, да еще азартные игры. Отсюда любимое времяпрепровождение — многочасовая пустая болтовня со случайными приятелями. Интерес к детективным историям и приключениям питается жаждой легких впечатлений, новой информации, не требующей никакой интеллектуальной переработки. Знакомства предпочитаются такие же легкие, как и получаемая информация — они нужны только, чтобы ею обмениваться.
Веселая компания всегда важнее преданного друга. Полученные сведения легко забываются, в подлинный смысл их не вникают, никаких собственных выводов из них не делается. Занятия спортом, как и всякий труд, не привлекают. Только автомашина и мотоцикл представляются заманчивыми как источники почти гедонического наслаждения бешеной скоростью с рулем в руках.
Но упорные занятия и здесь отталкивают, предпочитают угон автомашин и мотоциклов с целью покататься. Художественная самодеятельность не кажется заманчивой, даже модные ансамбли быстро надоедают.
Сексуальное влечение не отличается силой, но пребывание в уличных группах ведет к раннему сексуальному опыту, включая знакомство с перверзиями. Сексуальная жизнь становится таким же источником развлечений, как выпивки и хулиганство. Романтическая влюбленность проходит мимо неустойчивых подростков, чувство любви остается для них незнакомым.
Учеба легко забрасывается. Никакой труд не привлекает.
Работают только в силу крайней необходимости. Поражает равнодушие к своему будущему — не строят планов, не мечтают о какой-либо профессии. Живут сегодняшним днем, желая извлечь из настоящего максимум удовольствий. От трудностей, неприятностей и испытаний стараются убежать. С угрозой наказания бывают связаны первые побеги из дома и интернатов.
Повторные побеги нередко бывают обусловлены жаждой «свободноЙ жизни».
Слабоволие и трусость позволяют удерживать неустойчивых в условиях жестко регламентированного, даже сурового режима.
Когда безделье грозит наказанием, а ускользнуть некуда, они нехотя смиряются и работают.
Самооценка обычно неправильна: себе приписывают гипертимные или конформные черты, хотя справедливо отвергаются черты психастенические, которые им кажутся особенно непривлекательными. К самоанализу они действительно неспособны.

Остаться без неусыпного контроля, быть предоставленным самому себе — наиболее чувствительный удар по слабому месту неустойчивой акцентуации. Психологическая защита у неустойчивых довольно примитивна и однообразна — импунитивная реакция, бегство «куда глаза глядят».
Социопсихологические исследования В. В. Юстицкого [Патохарактерологические исследования…, 1981] обнаружили в неустойчивых лишь отчетливую неприязнь к психастеникам — им явно не по душе их рассудительность, ответственность и осторожность.
Существуют данные, что неустойчивый тип акцентуаций часто сочетается с психофизическим инфантилизмом или с легкими признаками резидуального органического поражения головного мозга [Лебединская К. С. и др., 1982].

О с о б е н н о с т и Д и н а м и к и неустойчивой акцентуации несложны. Сглаживание неустойчивости с возрастом, к сожалению, происходит нечасто: по данным нашего сотрудника А. А. Александрова, при повзрослении лишь 17 % обнаружили удовлетворительную социальную адаптацию. Хронический алкоголизм представляет большую опасность для этого типа акцентуации. При воспитании по типу гипопротекции из неустойчивой акцентуации легко формируется психопатия.
Скрытая акцентуация по неустойчивому типу обнаруживается, когда подросток, до определенного момента бывший под строгим присмотром, В силу обстоятельств оказывается внезапно лишенным постоянного контроля. Он быстро выискивает асоциальную компанию, начинает алкоголизироваться и оказывается вовлеченным в правонарушения.

Андрей Б., 16 лет. Отец — пьяннца, скандалнст, осужден за хулиганство.
Мать строгая, держала сына в руках, пока ему не исполнилось 12 лет.
С этого возраста перестал ее слушать, начал прогуливать школу, дважды оставался на второй год. Время проводил на улице, был уличеи в мелких кражах, стал выпивать. В подростковых компанях играл подчиненную роль — им помыкали, заставляли воровать, добывать вино, за неподчинение — били. После наказаний со стороны матери стал убегать из дома, обычно соблазненный кем-либо из приятелей. По несколько дней скрывались на пустых дачах, жили на чердаке. Домой возвращался сам или приводила милиция. На лето был направлен в военно-спортивный лагерь для трудных подростков. Там легко подчинился строгому режиму, серьезных нарушений поведения не было.
С осени снова стал прогуливать школу и проводить время в уличных компаниях.
Во время беседы легко признался, что себя считает трусливым — боится наказаний матери, побоев товарищей, в лагере его силком заставляли заниматься онанизмом. Учиться не любит. Даже от физкультуры старался отлынить. Больше всего любит «гулять» и смотреть приключенческие фильмы.
Планов на будущее не строит («надо будет где-нибудь работать; лучше, чтобы недалеко от дома»). О побегах вспоминает без удовольствия («спать холодно было»). Выпивал с ребятами по стакану вина, водку не любит («невкусная» ). Никаких сексуальныех интересов не проявляет («фильмы про любовь — скучища»-):
Выраженный физический инфантилизм гипогенитального типа — вторичные половые признаки соответствуют первой пубертатной фазе. При высоком росте и длинных конечностях — детское выражение лица.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован неустойчивый тип, отмечены склонность к диссимуляции и алкоголизации. Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки выступили гипертимные н конформные черты, отрицаются черты психастенические.
Заключение. Психофизический инфантилизм. Нарушения поведения на фоне явной акцентуации неустойчивого типа.
Катамнез. Собран через 3 года. Работал слесарем на заводе. Прогуливал, пьянствовал. В 19 лет был призван на военную службу.
Читать далее «Неустойчивый тип»