Лабильные психопатии

Сама эмоциональная лабильность может достигать такой степени, что превращается в аффективную взрывчатость.
Однако чаще на ядро эмоциональной лабильности наслаиваются черты другого типа — истероидного, неустойчивого, сенситивного.
Л а б и л ь н о — а ф ф е к т и в н а я п с и х о п а т и я обычно рассматриваетсн в упомянутой сборной группе возбудимых психопатий. Хотя аффективные вспышки возникают по ничтожному поводу, однако они быстро истощаются. Гнев легко сменяется слезамн. В аффекте не бывает склонности к грубой агрессии.
Обычно аффект ограничивается бурными эмоциональными проявлениями — плачем, стенаниями, руганью, швырянием вещей, иногда возникают реакции аутоагрессивного типа, постоянная смена настроения ведет к краЙней неусидчивости, несобранности, отвлекаемоcrи, быстрой смене интересов. От всего этого прежде всего страдает учеба, возникают постоянные конфликты как со старшими, так и со сверстниками. Обычно утрачивается присущая лабильной акцентуации правильность самооценки, нет критичности к своему поведению.

Александр Л., 14 лет. Отец был «с тяжелым характером», взрывчатый, ревнивый, оставил семью, когда сыну было 3 года. Мать — спокойная, мягкая по характеру.
Раннее развитие без особенностей, но с 4 лет страдал тяжелыми приступами пароксизмальной тахикардии (часто вызывали «скорую помощь», купировали инъекциями новокаинамида ). С 5 лет появился отчим, а с 8 лет — единоутробная сестра. К отчиму относится неприязненно, ревнует к нему мать. С детства общителен с ровесниками, но щумлив и обидчив. В школе сразу начались столкновения и с учителями, и с одноклассниками. По малейшему поводу обижался, не переносил замечаний, ссорился с товарищами — то лез в драку, то рыдал. Дома, по его же словам, чуть что, «стал закатывать истерики», подразумевая под ними аффективные взрывы с криками, плачем и бранью. Из-за непрерывных конфликтов с учителями и соучениками матери то и дело приходилось переводить его из одной школы в другую — за 8 лет обучения сменил шесть школ. В пионерском лагере не удержался и нескольких дней — был привезен домой воспитателем.
Скандалы нередко завершались приступами пароксизмальной тахикардии (частота пульса до 160-180 в 1 мин), которые тяжело переносил, очень их боялся и тем не менее не мог удержаться от ссор и конфликтов. Последние несколько месяцев бросил ходить в школу, но дома аккуратно выполнял все задания и отвечал выученное приходившим к нему учителям. Много курил.
Однажды с приятелями по двору выпил немного вина — по его словам, «сразу уснул, как подкошенный» и проснулся с сильной головной болью. С тех пор выпивать избегал.
В беседе обнаружил большую эмоциональную живость. Со слезами говорил об отчиме, котopый «любит только свою дочь». Объяснил, что бросил ходить в школу, так как «все равно отчим уговаривал мать отдать его в интернат».
Сознался в несдержанности, в том, что «устраивает истерики», а потом сам жалеет об этом. Отмечал изменчивость настроения, но «радость быстро промелькнет», а «плохое настроение иногда из-за всякой ерунды».
Физическое развитие с выраженным инфантилизмом (препубертатная фаза).
При неврологическом осмотре и иа ЭЭГ — без отклонений. Отмечена веге.
тативная лабильность: игра вазомоторов, повышенная потливость.
При патохарактерологическом обследовании: с помощью ПДО по шкале объективноЙ оценки диагностирован смешанныЙ лабильный и астено-невротический тип. Имеется указание на возможность формирования психопатии лабильного типа. Отмечены выраженная реакция эмансипации и резко отрицательное отношение к алкоголизации. Самооценка — неточная: по шкале субъективной оценки достоверно выступили астено-невротические и сенситивные черты~ отрицаются черты шизоидные.
Диагноз. Психопатия лабильно-аффективного типа выраженной степени.

Л а б и л ь н о — и с т е р о и д н а я п с и х о п а т и я может быть как конституциональной, так и следствием психопатического развития при воспитании лабильного подростка в системе потворствующей гиперпротекции. Истероидный эгоцентризм здесь оборачивается требованием беспредельной любви и забот со стороны эмоционально значимых лиц; а не просто жаждой привлечь к себе взоры всего окружения. Фантазии обычно лишены упоительноавантюрной жилки. Своими выдумками хотят показать не исключительность своей натуры, а как их любят, о них заботятся и балуют эмоционально значимые для них лица. Мечты имеют:
более романтическую окраску, это скорее воображаемые идиллии о свершении надежд, о безмятежном счастье и блаженстве.
По мнению Д. Н. Исаева и В. Е. Кагана (1979), такие подростки особенно склонны к платонической гомосексуальноЙ влюбленности в друзей и подруг. Тем не менее под действием психических травм и в трудныx ситуациях острые аффективные реакции и реактивные состояния обычно приобретают отчетливо истерическую окраску.

Геннадий К, 14 лет. Родился от внебрачной связи матери, отца не знает.
Мать склонна к алкоголизации, к сыну холодна, воспитывался бабушкой, к которой был очень привязан и которая не чаяла в нем души и во всем ему потакала. Когда ему исполнилось 10 лет, бабушка умерла. После этого привязался к товарищу по двору, ради него «готов был на все»: для него воровал в магазинах самообслуживания сперва сладости, а затем и вино, которое сам не пил. Дома с матерью были постоянные ссоры. Когда мать выбросила щенка, которого он приютил,- сбежал, пропадал несколько дней, ночевал в подвале своего же дома. Мать об этом знала, но его не искала. Недавно его друга за кражи направили в специальный интернат. Заскучал по нему, «не хотелось больше жить». Фантазировал, как поедет в места бывших боев и подорвется на мине. Неожиданно получил от друга записку, что тот «ждет» его в своем интернате. Решил туда попасть и для этого бросил ходить в школу и совершил несколько краж продуктов в магазине самообслуживания — действовал так, чтобы всякий раз его ловили. Был направлен в тот же специальный интернат.
Но здесь его друг неожиданно отвернулся от него, сказал, что с ним больше дружить не будет, так как он слабый и хилый, а такие здесь не нужны. Другие соученики стали над ним издеваться, дразнили его, давали ему обидные клички.
Сбежал из интерната домой, был пойман, водворен в тот же класс и ночью избит соучениками, так как за его побег их лишили кино. После этого за месяц трижды совершал демонстративные суицидные попытки. На глазах воспитателя пытался проглотить стекло. Тайком съел кусочек мыла, чтобы вызвать понос и попасть в инфекционную больницу. Наконец, после преследования со стороны соучеников пытался на их глазах перерезать себе вены на предплечье.
В подростковой психиатрической клинике держался особняком, был тих, незаметен. Мать, несмотря на повторные вызовы, сына не навещала.
Во время беседы настойчиво утверждал, что мать его очень любит, а не приходит потому, что, наверное, больна. Почувствовав теплое отношение, охотно вступил в контакт. По своей инициативе стал читать собственные стихи, весьма примитивные. Признался, что мечтает стать поэтом. На предложение вернуться в специальный интернат стал грозить суицидом.
Физическое развитие с умеренным инфантилизмом. На теле татуировки:
знак «зона», «чайка» (эмансипационный символ). При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки никакой тип не диагностирован, отношение к алкоголизации — неопределенное. Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки выступили только сенситивные черты.
Диагноз. Психопатическое развитие по лабильно-истероидному типу, достигшее уровня психопатии умеренной степени, вследствие неправильного воспитания сперва по типу потворствующей гиперпротекции, а затем — эмоционального отвержения.

Л а б и л ь н о — н е у с т о й ч и в а я п с и х о п а т и я, как правило, возникает по типу психопатического развития на фоне лабильной акцентуации, вследствие воспитания, сочетающего эмоциональное отвержение с гипопротекцией. Внешне возникает «синдром неустойчивого поведения» — большое сходство с психопатией неустойчивого типа из-за делинквентности, побегов из дома и т. п. Однако от неустойчивой психопатии таких подростков отличает не только большая эмоциональность, но и способность к теплым привязанностям и стремление избегать всяческих эксцессов — и делинквентных, и алкогольных, и сексуальных.

Светлана Г., 15 лет (наблюдение нашего сотрудннка В. В. Егорова). Отец умер, когда девочке еще не было года. Мать вскоре стала вести легкомысленный образ жизни, последние годы — пьянствовала, бросила работу, дома устроила притон, перестала заботиться о дочери.
В младших классах школы была послушной, старательной, доброй, отзывчивой, но училась посредственно. С 12 лет, оказавшись совершенно заброшенной матерью, стала прогуливать школу, ссылаясь на плохое самочувствие, а на самом деле стесняясь появляться в классе в старой рваной одежде. Дома часто сидела голодной.
Месячные с 12 лет. С ее слов, в 13 лет якобы была изнасилована одним из сожителей матери. С тех пор стала вести беспорядочную половую жизнь в компаниях матери. Болела гонореей. После ареста матери была помещена в детский дом, но оттуда совершила несколько побегов. Некоторое время жила у одинокого молодого мужчины, который проявлял к ней внимание и ласку, привязалась к нему. Когда тот ей изменил, пыталась отравиться нашатырным спиртом. Стала бродяжничать, заводила случайные знакомства, алкоголизировалась. Была задержана милицией и по решению Комиссии по делам несовершеннолетних направлена в специальное ПТУ.
В беседе с психиатром обнаружила эмоциональную живость, искала сочувствия. Призналась, что, несмотря на плохое отношение к ней матери, остается очень привязанной, скучает без нее (на теле единственная татуировка «мама»). Побеги из детского дома объяснила тем, что другим воспитанницам стало известно о ее прощлом, они над ней издевались, бойкотировали ее. Курит с 14 лет. Вино пьет с 13 лет — сперва за компанию с матерью и ее сожителями, а затем, чтобы «забыть неприятности». Уже более года как напивается по несколько раз в неделю. К спиртному стало постоянно тянуть. Исчез рвотный рефлекс на передозировку, возросла толерантность к алкоголю — теперь выпивает до 1,5 л крепленного вина в день.
В специальном ПТУ держалась под покровительством более стеничной воспитанницы, режима не нарушала, но часто ссорилась с соученицами по пустякам, легко обижалась. Колебания настроения были настолько частыми и резкими, что затрудняли учебу и работу.
Физическое развитие с умеренной акселерацией. При неврологическом осмотре отмечена только вегетативная лабильность.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективиой оценки диагностирован лабильно-циклоидный тип. Отмечена психологическая склонность к делинквентности, выраженная реакция эмансипации и тенденция к повышенной откровенности. Самооценка — правильная: по шкале субъективной оценки достоверно выступили только лабильные черты.
Диагноз. Психопатическое развитие по лабильно-неустойчивому типу, достигшее уровня выраженной психопатии. Хронический алкоголизм (I стадия).
Катамнез через 3 года. По окончании ПТУ на работе удержалась только месяц. Снова стала алкоголизироваться, вести аморальный образ жизни, а затем и бродяжничать. В опьянении нанесла себе глубокие порезы на предплечье («надоела такая жизнь!»). Была помещена в наркологическую больницу для лечения от алкоголизма.


Л а б и л ь н о — с е н с и т и в н а я п с и х о п а т и я может быть как эндогенным сочетанием обоих типов, так и следствием психопатического развития из лабильной акцентуации в условиях воспитания по типу эмоционального отвержения и особенно в положении Золушки. Эмоциональная лабильность здесь в основном проявляется частыми спадами настроения при редких и мимолетных радостных всплесках, легкостью упадка духа и слезливостью даже при упоминании о бывших ранее неприятностях, но быстрой податливостью утешению и успокоению.
В остальном преобладают сенситивные черты.

Сенситивная психопатия. Все особенности сенситивной акцентуации характера здесь достигают крайних степеней. Особенно частыми и тяжелыми бывают острые аффективные аутоагрессивные реакции. Декомпенсации проявляются депрессивными состояниями, во время которых возможны серьезные исподволь обдуманные покушения на самоубийство. Крайняя сенситивность ведет к отгороженности от сверстников, к шизоидизации подростка. И. Н. Боброва и Н. К. Шубина (1982) рассматривают это как форму компенсации. Скорее эта внешняя шизоидизация представляет собой одну из форм психологической защиты.
При конституциональных психопатиях сенситивные черты бывают выражены с детства — трудности возникают при поступлении в детские учреждения, в школу. С началом полового созревания сенситивность еще более усиливается. Психопатическое развитие на основе сенситивной акцентуации возможно при воспитании по типу эмоционального отвержения, особенно в положении Золушки. При психопатическом развитии тяжелые декомпенсации обычно возникают лишь в старшем подростковом возрасте — при активном вступлении в социальную жизнь с ее нагрузкой на межперсональные отношения.

Борис Е., 17 лет. Наследственность отягощена — дядя со стороны матери перенес какой-то психоз. Oтец оставил семью, когда сыну было 2 года; у него былн какие-то «нервные припадки». С детства рос тихим, робким, стесиительиым, послушным, был очень привязан к матери. Любил тихие игры, охотно рисовал. В школе старательно и хорошо учился, имел одного близкого друга, который его опекал. В 13 лет был на улице избит хулиганами-подростками, которые отняли у него небольшую сумму денег. После этого несколько дней плакал, боялся без матери выходить из дому. С тех пор страшился незнакомых подростков, обходит их далеко стороной. С 14 лет — бурное половое созревание. Стал быстро расти и очень похудел (в настоящее время рост 194 см, масса 73 кг). В тот же год перешел в 9-й класс в другую школу, лишился своего друга-защитника. Оказался значительио выше своих одноклассников: они стали дразнить его из-за высокого роста и худобы, нескладной фигуры. Не объясняя причины, перестал ходить на уроки физкультуры, затем в школьный туалет. Стал хуже учиться — стеснялся отвечать перед классом, путался и запинался, хотя хорошо знал заданное и выполнял все письменные работы. По-прежнему был очень дисциплинирован и послушен. Не курил, не пил вина. Свободное время проводил около матери.
Случайно нашел недописанное матерью письмо к приятельнице, где мать намекала на что-то дурное, что он мог унаследовать от своего отца. Ничего не сказал об этом матери, но когда остался одии, принял 13 таблеток какого-то снотворного из домашней аптечки и оставил записку, что «иначе поступить не мог».
Из реанимационного центра был доставлен в подростковую психиатрическую клинику. Первые дни был угнетен, мрачен, замкнут. Переживаний не раскрывал, отмалчивался. Сказал лишь, что сожалеет, что снотворного оказалось слишком мало. Покорно выполнял все указания. Персоналом было замечено, что идет в туалет, только когда там нет других подростков.
Затем подружился с подростком, страдающим шизоидной психопатией. Часами держался около него, о чем-то тихо с ним беседовал. Постепенно стал спокойнее, менее угнетенным. Через несколько дней сам попросил консультанта поговорнть с ним наедине (как выяснилось, по совету своего нового приятеля).

Во время беседы поначалу обнаруживал крайнюю застенчивость и волнение. Затем разрыдался и рассказал о себе. С 14 лет занимается онанизмом.
Очень боялся, что кто-нибудь об этом догадается. Боролся с собой, давал себе клятвы, но долго не выдерживал. Винил себя в безволии. Так как в 9-м классе стало труднее учиться, решил, что из-за онанизма он глупеет и у него ухудшается память. В новоЙ школе его не только дразнили за высокий рост и худобу, но и осмеяли в уборноЙ за то, что при большом росте у него маленькнй по размеру половоЙ член — из-за этого давали ему всякие обидные прозвища. С тех пор избегает все общественные туалеты. Все более вызревала мысль, что он — «аморальный», «неполноценный», «уродина». Стал раздумывать о том, как бы «тихо уйти из жизни». Найдя упомянутое письмо, решил, что мать «намекает на онанизм» и его «психическую неполноценность». Ему «стало невыносимо стыдно». Суицидную попытку объяснил тем, что «просто, наконец, сделал то, что давно решил». В клинике признался обо всем новому другу, потому что тот «первый рассказал о себе все». Жадно слушал разубеждения и советы.
После психотерапии и лечения меллерилом настроение стало ровным, суицидные мысли прошли, стал строить планы на будущее. Мечтал сделаться биологом — всегда любил растения и животных. Критически оценил прежние переживания. Тепло встречал мать.
Физическое развитие дисгармоничное: при очень высоком росте вторичные половые признаки соответствуют лишь второй пубертатной фазе. При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО (проводилось после психотерапии) по шкале объективной оценки диагностирован выраженный сенситивный тип с указанием на возможность формирования психопатии этого тнпа. Отмечена повыщенная откровенность и резко отрицательное отношение к алкоголизации. Самооценка — хорошая: по шкале субъективоЙ оценки выступили достоверно сенситивные и лабильные черты.
Диагноз. Психопатия сенситивного типа выраженной степени. Перенес реактивную депрессию с истиниоЙ суицидноЙ попыткой.
Катамнез через 2 года. В прежней школе учиться не смог. Перешел на учебу в вечернюю школу, где хорошо успевал. Стал работать разносчиком телеграмм, но вскоре бросил («стыдно было по людям ходить»). Работает вместе с матерью на неквалифицированной работе в научно-исследовательском институте.
Читать далее «Лабильные психопатии»