Органический неустойчивый тип

С раннего детства обнаруживаются необычная крикливость, непоседливость, постоянное стремление к движению. Мимика поражает грубой выразительностью. Долго сохраняется младенческая привычка тянуться руками ко всем новым предметам, попавшимся на глаза, все хватать. Внимание быстро перебегает с одного предмета на другой.
Такие дети ни минуты не остаются в покое — приходится слышать, что маленькими их привязывали к кровати, к стулу и т. п., чтобы немного отдохнуть от их суеты. Несмотря на подвижность, моторные навыки развиваются с запаздыванием. Ходить и говорить начинают позже обычного. Трудно прививаются элементарные навыки самообслуживания — позже, в сравнении со сверстниками, они научаются одеваться, мыться, шнуровать ботинки.

Школа с первых дней становится мучением для них, а они для школы. Не в силах долго усидеть на месте, такие дети на уроках начинают бегать по классу, отвечать за других, прячутся под парту и там играют. При вполне удовлетворительных способностях оказывается невозможным продолжительное умственное напряжение. Пишут они грязно, неряшливо, их тетради и книги вечно замызганы, а одежда испачкана. Крайне затруднена выработка всех поведенческих тормозов. Всякое «нельзя» дается с очень большим трудом. Все желания они хотят исполнить сию же минуту.
Подобный тип органической психопатии у детей получил название «бестормозного» [Сухарева Г. Е., 1959]. Кроме того, в детстве обычно отмечаются невропатические симптомы: плохой беспокойный сон, крайняя возбудимость, иногда ночной энурез и заикание по неврозоподобному типу.
С начала пубертатного периода картина моторной бестормозности сменяется поведенческой неустойчивостью. Чрезмерная подвижность и шумливость исчезают. Внешне подростки могут становиться даже несколько вяловатыми.
Школьные прогулы, тяга в асоциальные компании, жажда легких развлечений, шумных сборищ и зрелищ, нежелание трудиться, отсутствие реальных планов на будущее, непереносимость одиночества из-за неумения занять себя, склонность к азартным играм, побеги из дома — все это обусловливает сходство с конституциональной неустойчивой психопатией. Однако от настоящих неустойчивых их отличают большая эмоциональность, нередко теплая привязанность к близким, минутные угрызения совести за совершенные проступки. Трусливость в отчаянные минуты достигает паники, но она может вдруг обернуться безрассудной отвагой. Суровый дисциплинарный режим они не переносят — это вызывает у них бурные протесты. Обычно на них плохо действует алкоголь, вызывая лишь дурноту, головные боли, плохое самочувствие, слезливость, раздражительность и гневливость. Но, несмотря на это, попытки алкоголизации повторяются неоднократно. Даже от курения могут начинаться головная боль и тошнота.
Нередко господствует эйфорический фон настроения. Бурные аффективные реакции на попытки ограничить свободу, любопытство, легкая смена интересов, склонность переоценивать себя и свои возможности создают еще большее сходство с гипертимным типом. Но при этом отсутствуют высокий жизненный тонус гипертипов, их бодрость, энергия, выносливость. В стремлении к лидерству успеха не достигают. Вместо раннего и сильного сексуального влечения приходится встречать лишь упорный онанизм или пассивное вовлечение в сексуальную связь подростковой группой.
Нет также свойственной гипертиму хорошей самооценки.
В описываемую картину нередко вкрапливаются истероидные черты. Неудачи, трудные ситуации, обиды на близких могут быть причиной истерических реакций, вплоть до истерических припадков. Эйфорический фон настроения располагает к бахвальству и хвастовству. Однако, в отличие от истероидов, отсутствуют эгоцентризм, постоянная жажда повышенной оценки, стремление всегда и всюду обратить на себя внимание. Хвастовство отличается банальностью и не возвышается до уровня богато раскрашенных выдумок, нет тонкого артистизма, вживания в придуманную роль, нет способности своими фантазиями ввести в заблуждение других. Не обнаруживается особой склонности к демонстративному суицидальному поведению. Суицидные попытки относительно редки и обычно осуществляются по типу острой аффективной интрапунитивной реакции.

Иногда аффективная взрывчатость, неудержимость в гневе напоминают эксплозивных эпилептоидов, но эта взрывчатость не сопровождается ни дисфориями, ни медлительной тяжеловесностью, ни напряженностью влечений, ни склонностью к аккуратности и педантизму, ни другими чертами эпилептоидного характера. Аффекты истощаются столь же быстро, как и возникают.

Сергей Л., 15 лет. Отец страдал хроническим алкоголизмом, давно оставил семью. Недавно появился отчим.
Во время родов — тяжелая асфиксия. Развивался с небольшой задержкой моторных навыков. С раннего детства был очень возбудим и упрям. Из-за драчливости и крикливости не удержался в детском саду. В школе сразу обнаружил ась крайняя неусидчивость, суетливость, рассеянность, на уроках играл, задевал других, но благодаря неплохим способностям дублировал только 7-й класс. В 11-летнем возрасте из-за возбудимости, крикливости, беспокойного сна проходил обследование в детской психиатрической больнице — была диагностирована невропатия.
В 13 лет стал прогуливать занятия, попал в асоциальную уличную компанию, был в ней на побегушках, послушно выполняя все, что ему «велели»,- выпрашивал подачки у туристов, занимался мелкими спекуляциями — все вырученное от него отбирали. Его напоили пьяным — от полустакана вина была сильная рвота, учили курить — от курения всегда тошнило и кружилась голова. Быстро укачивало на транспорте. Боится качелей — на них также возникала рвота. К матери привязан, был ласков, постоянно давал обещания «исправиться», но когда появился отчим, стал с нею груб, во время ссор ее бил, потом раскаивался и плакал.
Под влиянием своей компании участвовал в мелком воровстве.
По совету инспектора по делам несовершеннолетних был помещен в подростковую психиатрическую клинику. Здесь долго не мог освоиться («все ребята чужие»), плакал, ныл. В поведении обнаружилась медлительность, неуклюжесть, неловкость:
неаккуратно ел, неряшливо одевался, мог забыть застегнуть штаны, но при замечании краснел, стеснялся, даже плакал.
Во время беседы обнаружил инфантильные интересы к играм, сказкам. Выяснилось, что легко попадает под влияние сверстников, держится «своих», побаивается «чужих». Легко дает любые обещания.
Физическое развитие с умеренным инфантилизмом. При неврологическом осмотре — легкая асимметрия лицевой иннервации. На ЭЭГ — умеренные диффузные изменения.
При психологическом обследовании установлено, что интеллект на уровне нижней границы нормы, имеются нестойкость активного внимания, инфантильность суждений и интересов.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный лабильно-неустойчивый тип, отмечена склонность к диссимуляции личностных отношений, имеются указание на возможность формирования психопатии неустойчивого типа, умеренная склонность к алкоголизации. Самооценка — недостаточная: по шкале субъективной оценки достоверно черт какого-либо типа не выступило и не отвергалось.

Диагноз. Органическая психопатия неустойчивого типа умеренной степени.
Катамнез. С трудом окончил 8-летнюю школу. Работает слесарем. Часто прогуливает, выпивает в «своей компанию», домой приходит пьяным. По настоянию матери снова был помещен в подростковую психиатрическую клинику. Здесь признался, что после праздников «загулял с ребятами», не хотелось идти на работу, много прогулял. Еще более отчетливо, чем прежде, выступили легкомыслие и некоторая эйфоричность. Через год поступил в З-й раз снова после длительного прогула (сам объяснил, что товарищ пошел в отпуск и уговорил его тоже погулять) — снова выпивал, бездельничал, дни проводил «на улице».
Читать далее «Органический неустойчивый тип»