Тяжелая психопатия

Компенсация всегда бывает неполной и непродолжительной. Ее механизмы либо едва намечены, либо отличаются парциальностью, охватывая лишь часть психопатических особенностей, но зато достигают здесь такой гиперкомпенсации, что сами уже выступают в качестве психопатических проявлений. Декомпенсации наступают от незначительных поводов или даже без видимых причин. На высоте декомпенсации картина нарушений может достигать психотического уровня (тяжелые дисфории, глубокие депрессии, сумеречные состояния и др.).
Нарушения поведения могут проявляться уголовными преступлениями, суицидными актами и другими действиями, грозящими тяжкими последствиями для самого психопата или для других.
В «длиннике» тяжелая психопатия характеризуется значительной социальной дезадаптацией. Такие подростки рано бросают учебу, почти не работают, за исключением коротких эпизодов или условий принудительного труда. ~ивут они за счет других или за счет государства. Семейные связи фактически разорваны или крайне напряжены из-за постоянных конфликтов или носят характер патологической зависимости (психопата от кого-либо из членов семьи или последних от психопата). Дезадаптация обнаруживается также в среде сверстников.
Самооценка характера неправильная или отличается парциальностью — подмечаются лишь некоторые черты, особенно проявления патологической компенсации. Критика к своему поведению заметно снижена.

Владимир О., 15 лет. Вырос в асоциальной семье: отец осужден на длительный срок, мать страдает алкоголизмом, ведет аморальный образ жизни.
Сведения о детстве скудные. Известно, что до 10 лет держался энурез, в школе с первого класса труден, возбудим, бил детей, отиимал у них деньги и приглянувшиеся ему вещи. С 11 лет забросил учебу, время проводил в уличных компаниях, связался со взрослыми преступниками, участвовал в кражах, начал выпивать. Комиссией по делам несовершеннолетних был помещен в специальный интернат. Оттуда за 4 года совершил 9 побегов — всякий раз его разыскивала и возвращала милиция. В 14 лет во время побега скрывался около двух месяцев у какой-то женщины-алкоголички, с которой сожительствовал. Пойманный, заявнл в милиции, что он якобы совершил убийство и указал место, где спрятал труп. Там были обнаружены следы крови. Признался, что обманул, что там просто была драка, а он надеялся, что его самого повезут на это место и обдумал, как по дороге совершить побег.
В специальном интернате неоднократно бывал наказан за драки с другими воспитанниками. Обнаружил гомосексуальные склонности. Ненавидел воспитателя своей группы. Подкараулил его в мастерской и ударил молотком по голове — нанес тяжелую травму. Был направлен на обследование в подростковую психиатрическую клинику.
В клинике держался напряженно, настороженно, но вскоре стал преследовать слабых, издеваться над ними, склонять к развратным действиям. Был переведен на отделение для взрослых со строгим надзором.

Во время беседы угрюм, осмотрителен в ответах. Рассказал, что в возрасте 11 лет, гоняя толубей, упал с крыши двухэтажного здания, потерял сознание, но мать к врачу не обратилась. После этого падения стало иногда укачивать во время езды на транспорте. Курит и выпивает с 11 лет. Любит напиваться до полного отключения («пока не отрублюсь»). В опьянении часто «разбирает злоба», срывает ее на первом встречном, жестоко бьет. Однажды, когда рядом никого не было, «от здости всадил себе в ногу перочинный нож»показал рубец на голени. Своего воспитателя в интернате называет пьяницей и садистом. Ударил его из мести — перед этим на общем собрании группы этот воспитатель его «назвал таким словом, что все хохотали». В поступке своем не раскаивается. Никаких планов на будущее не строит, ничем никогда не увлекался, близкого друга не имел («может выдать»), не влюблялся.
Физическое развитие по возрасту, среднего роста и крепкого телосложения. На теле несколько рубцов — следы ожогов и вытравленных татуировок — содержания их не раскрыл. Сохранены две татуировки — знак «зона» на ноге и собственное имя — на руке.
Со стороны неврологического статуса и на ЭЭГ — без отклонений.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективноЙ оценки диагностирован резко выраженный эпилептоидный тип, имеется указание на возможность формирования психопатии этого типа. Отмечена высокая склонность к алкоголизации и делинквентности, резко выраженная реакция эмансипации и высокий В-индекс (указание на возможность изменений характера вследствие резидуального органического поражения головного мозга). Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки выступили шизоидные и психастенические черты.
Диагноз. Эпилептоидная психопатия тяжелой степени.
Катамнез через 2 года. Находится в воспитательно-трудовой колонии
Читать далее «Тяжелая психопатия»