Судебно-психиатрическая экспертиза подростков — потерпевших и свидетелей

Задача психиатрической экспертизы в этом случае — дать оценку психического состояния подэкспертного, из которой бы вытекала способность или неспособность давать правильные показания, понимать происходящие события и рассказывать о них. Следует помнить, что вопрос о достоверности самих показаний, их «правдоподобности» не входит в компетенцию эксперта-психиатра. Достоверность показаний оценивает только суд.
При наличии у больного психоза ответ эксперта на вопрос о возможности давать показания дается четким — к показаниям подэкспертного надо относиться как к высказываниям психически рольного [Руководство по судебной…, 1977]. Сложнее оценка в период ремиссии — при хорошей ее степени возможность давать показания бывает вполне удовлетворительной. Однако следует учитывать, что обстановка судебного разбирательства может оказать психотравмирующее действие и стать причиной рецидива психической болезни, что должно быть отмечено экспертом в заключении, трудными бывают также экспертизы подростков с олигофренией в степени дебильности и истероидного типа психопатией или акцентуацией характера. Эти подростки бывают склонны к оговорам, самооговорам, фантастическим выдумкам, которые истероидные подростки излагают, настолько вживаясь в роль, что убеждают слушающих в их правдоподобии. Особенно это касается оговоров в сексуальной агрессии. В этих случаях желательна комплексная психиатрическая и психологическая экспертиза.
Ее задача — выявить склонность к фантазированию и вымыслам и оценить ее степень, но не выносить суждения о достоверности показаний [Шостакович Б. В., Парфентьева О. В., 1980].

Геннадий У., 18 лет. Обвинил одного из жителей своего города в том, что тот предлагал ему собрать определенные сведения о военном предприятии. При обследовании выяснилось, что с 5-го класса бросил школу, дни проводил в уличных компаниях. Несколько раз начинал работать в разных местах: то учеником сапожника, то грузчиком, то продавцом мороженого. Всюду бездельничал, прогуливал, вскоре вообще бросал работу. На указанное предприятие был направлен Комиссией по делам несовершеннолетних в качестве подсобного рабочего. С детства обнаруживал склонность к фантазированию и вымыслам. Развлекался ложными вызовами по телефону то милиции, то пожарных, то «скорой помощи». Во время освидетельствования на ходу сочинил истории о том, что его умершая от алкоголизма мать якобы из мести была отравлена соседкой, что сам он около банка нашел крупную сумму кем-то потерянных денег, расписывал, как их тратил, как якобы ездил в Сочи; заявил, что дома у него тайный склад оружия, собранного в местах бывших боев, что он помог милиции изловить бандитов. К своему поведению относился без критики, часть поступков отрицал, в части не видел ничего особенного.
При осмотре отмечен выраженный инфантилизм — выглядит 14-летним. При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.
Заключение. Страдает психопатией истероидного типа тяжелой степени на фоне выраженного психофизического инфантилизма. Склонен к вымыслам и патологическому фантазированию. К показаниям подэкспертного следует относиться как к болезненным высказываниям.
Катамнез. На протяжении последующих 2 лет был трижды госпитализирован в психиатрическую больницу в связи с декомпенсацией психопатии. Почти не работает, живет на иждивении престарелой бабки.

Суждение о способности давать показания при дебильности у подростков строится как на оценке степени умственной недостаточности, так и на таких факторах, как наличие истощаемости, растерянности в необычных ситуациях, отвлекаемости, внушаемости, склонности менять показания, например, в зависимости от того, задаются ли вопросы с утвердительной или отрицательной интонацией. Если эти особенности достаточно выражены, то даже при легкой дебильности исключается возможность давать показания. То же относится к случаям дебильности с психопатоподобными нарушениями истероидного типа со склонностью к вымыслам и непониманием ответственности за свои показания.
Но при психопатоподобных нарушениях в виде эксплозивности и чрезмерной аффективности дебильные подростки в спокойном состоянии могут давать показания.
У подростка, оказавшегося потерпевшим, вследствие нанесенной ему психической травмы может развиться затяжное депрессивное или иное реактивное состояние. Хотя способность давать показания в таких случаях сохранена, вызов в суд крайне нежелателен, так как это может послужить дополнительной психической травмой, способной ухудшить состояние. Это обстоятельство должно быть отмечено в экспертном заключении.
При глубокой степени дебильности способность давать показания отсутствует, при легкой степени, не осложненной упомянутыми психопатоподобными нарушениями, следует учитывать, что опрос подростка необходимо вести в понятной для него форме, но, несмотря на примитивное изложение, оно может быть вполне достоверным.
Читать далее «Судебно-психиатрическая экспертиза подростков — потерпевших и свидетелей»