Синдром неустойчивого поведения

Наибольшее сходство здесь обнаруживается с описанным К. Kahlbaut (1890) гебоидным синдромом (гебоидофренией). Однако существенное отличие состоит в отсутствии грубых изменений личности в виде эмоционального оскудения, выраженных нарушений мышления и др.
Данный синдром занимает второе по частоте место при психопатоподобной вялотекущей шизофрении у подростков. Так же, как при неустойчивом типе психопатии и акцентуации характера, обнаруживается тяготение к праздности, безделью, легким развлечениям. Так же стремятся уклониться от учебы и всякого труда, примкнуть к асоциальным компаниям, ищут примитивные удовольствия (алкоголь, эйфоризирующие и дурманящие средства, сексуальная распущенность). Склонны к делинквентному поведению.
Выявляются то же равнодушие к близким, пренебрежение благополучием семьи.

В преморбиде во многих случаях не выступает каких-либо особенностей характера. Это были в меру послушные, покладистые, не доставляющие родителям особых хлопот дети и подростки, однако не очень инициативные и лишенные особых интересов и увлечений. Вряд ли они заслуживают наименования «образцовых личностей» (Пекунова Л. Г., 1974], скорее правильнее говорить о конформной акцентуации в преморбиде.
В какой-то момент в подростковом возрасте происходил крутой перелом. Однако критерий крутого перелома сам по себе недостаточно надежен в диагностическом отношении. При акцентуациях по неустойчивому типу при относительно благополучном детстве, прошедшем под опекой старших, именно в подростковом возрасте может начаться довольно быстрое развертывание свойственных этому типу черт характера. Гораздо большее значение имеют качественные особенности нарушений. При синдроме неустойчивого поведения оно нередко сочетается с рассуждениями и заявлениями протестного, нонконформистского характера. В контроле старших над поведением, в запрете «гулять», в их намерении изолировать от асоциальных компаний видится попытка «лишить собственной воли», ведутся разговоры о «деспотическом режиме», о «моральном угнетении», подростки подымаются до примитивных рассуждений о «пропасти между поколениями». Подобное рассуждательство не встречается при психопатиях и акцентуациях неустойчивого типа. Могут наблюдаться черствость и жестокость, избирательно направленные на кого-либо из родителей или близких. Подросток так же, как при психопатиях и акцентуациях неустойчивого типа, может оказаться в асоциальной компании. Первый контакт с нею нередко бывает случаен. Попав в такую группу и принимая участие в ее похождениях, выпивках, мелких правонарушениях (нередко предпочитая при этом роль пассивного наблюдателя), подросток все же остается в этой группе «белой вороной». Эмоционально слиться с группой не удается. Либо члены группы, либо он сам чувствует какую-то отчужденность. Правонарушения могут совершаться как вместе с группой, так и в одиночку, но зачастую «во имя группы» или в качестве подражания ее членам, чтобы добиться их признания. Например, 15-летний подросток угнал автомашину и сам на себя заявил в милицию все это он сделал для того, чтобы «попасть в тюрьму» И тем самым «сравняться в правах» с членом группы, кичившимся своим асоциальным прошлым.
Алкоголь обычно не дает эйфории, но может, как и при шизоидных психопатиях и акцентуациях, играть роль коммуникативного допинга — облегчать контакты, снимать внутреннее напряжение, скованность. Поэтому, несмотря на слабость эйфории, психическая зависимость может развиваться довольно быстро. Однако ускоренного формирования физической зависимости не наблюдается. Наоборот, иногда поражает то, с какой легкостью внезапно обрываются регулярные, продолжительные выпивки.
Употребление алкоголя, начатое в компании, нередко продолжается в одиночку. В некоторых случаях обнаруживается склонность к постоянному пьянству. С изначально высокой толерантностью к алкоголю, отсутствием алкогольных изменений личности и полной безэффективностью противоалкогольного лечения [Беляев Б. с., 1977].

Хобби могут ограничиваться информативно-коммуникативным типом или поражать необычностью не менее чем при синдроме нарастающей шизоидизации. Однако большой напряженности увлечений не встречается. Выбираются хотя и странные увлечения, но не требующие упорного труда. Например, подросток обнаруживает избирательный интерес к рептилиям и держит у себя в постели ужа и черепаху. Другой подросток часами наблюдал за «жизнью домашних мух», но ничего о плодах своих наблюдений толком рассказать не мог. Непродуктивность увлечений бывает достаточно отчетливой. Сохранения прежних, еще доболезненных, увлечений с хорошей продуктивностью при этом синдроме видеть не приходится.
Сексуальное поведение нередко становится областью, где отклонения особенно бросаются в глаза. Они не ограничиваются свойственными неустойчивым подросткам ранней половой жизнью, промискуитетом, групповой сексуальной активностью, транзиторным подростковым гомосексуализмом. Приходится сталкиваться с поступками и влечениями, далеко выходящими за пределы обычаев асоциальных подростковых групп. К ним относятся внезапные, не вытекающие из ситуации попытки вступить в сексуальную связь с первым встречным или членами своей семьи, в том числе малолетними и престарелыми, попытки подростков-мальчиков принудить к сожительству мать, особо извращенные способы удовлетворения влечения.

Сергей А., 15 лет. Рос под присмотром строгих родителей, до 8-го класса хорошо учился, занимался спортом — плаванием, борьбой. Любил читать «книги про войну», мечтал, как и отец, стать моряком. В 13 лет был ушиб головы с потерей сознания — прошло без последствий.
В 14 лет неожиданно для родителей совершил побег из дома — где-то пропадал 3 дня, выяснилось, что ночевал на вокзалах, сам вернулся к бабушке.
Оказалось, что перед побегом был избит за что-то одноклассниками — как будто у кого-то из них украл деньги. Со следующего учебного года в 9-м классе стал плохо учиться. Когда отец его строго отчитывал за плохие отметки, совершал повторные побеги из дома, каждый раз прихватывая небольшие суммы денег.
Во время побега оставался в своем городе — ночами бродил, а днем отсыпался в трамваях. Возвращался сам. Во время одного из побегов двое незнакомых подростков подошли к нему и предложили вместе обворовать мастерскую по ремонту обуви. Послушно пошел с ними, взял себе пару теплых ботинок («мерзли ноги») и причитавшуюся ему долю денег. Вернулся домой в украденных ботинках при настойчивых расспросах отца рассказал о краже.
В подростковой психиатрической клинике сразу примкнул к асоциальным подросткам, стал пассивным членом их компании. В беседе с врачом признался, что убегал из дома от «нотаций отца». Своего поведения по существу не оценивал. По своей инициативе попросил не ставить его на учет в психиатрический диспансер, так как он собирается поступать в военно-морское училище.
Физическое развитие с умеренным инфантилизмом. При неврологическом осмотре — без отклонений. На ЭЭГ — после гипервентиляции выявлена нерезкая диффузная пароксизмальная активность.
При патопсихологическом обследовании нарушений мышления не выявлено.
При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки отмечены противоречащие друг другу негативное отношение к обследованию и повышенная откровенность, диагностирован смешанный лабильно-сенситивный тип, обнаружен высокий В-индекс (возможность изменений характера вследствие резидуального органического поражения головноl10 мозга), отношение к алкоголизации — отрицательное. Самооценка — соответствующая объективной диагностике: по шкале субъективной оценки выступили лабильные черты, отрицаются черты астеноневротические.
Лонгигудинальное наблюдение. По требованию родителей был выписан без лечения. Вскоре после этого одно за другим совершил ряд правонарушений.
Дважды совершал кражи денег из кабины водителей общественного транспорта.
Впоследствии выяснилось, что стал пассивным орудием в руках группы асоциальных подростков — все украденное отдавал им. В то время, как по поводу этих краж шло следствие, был увезен родителями на дачу, чтобы оторвать от асоциальной компании — там был дважды пойман на том, что совершал развратные извращенные действия над девочками 6 и 8 лет. Стал крайне груб, бесстыден, надолго неизвестно куда уходил из дома. В одиночку совершил нелепое правонарушение — угнал с конечного пункта троллейбус. Был направлен на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.
Диагноз. Вялотекущая психопатоподобная шизофрения. Синдром неустойчивого поведения.
Катамнез через 2 года. По решению народного суда проходит принудительное лечение в психиатрической больнице по месту жительства.

Читать далее «Синдром неустойчивого поведения»