Особенности маниакальных состояний

Маниакальные состояния у подростков описаны более скупо, чем депрессии. Возможно, что в младшем подростковом возрасте, который наблюдался детскими психиатрами, эти состояния редко встречаются, а подростковые психиатры еще не накопили достаточного опыта.
Типичные маниакальные состояния. Основная классическая триада — необычно повышенное настроение, двигательное возбуждение со стремлением к деятельности, речевое возбуждение с громкой, быстрой речью и перескакиванием мысли с одного на другое — достаточно выражена и в подростковом возрасте.
Однако этот возраст определяет некоторое своеобразие каждого симптома.
Радужность настроения легко омрачается вспышками гнева в ответ на попытки окружающих противоречить или ограничить активность. Гнев может быстро нарастать просто в процессе продолжительной беседы с одним лицом или на одну тему.
Временами гневливость проявляется без видимых причин. Чем младше подросток, тем больше гнева и тем меньше радужности настроения.
Двигательное возбуждение наиболее выражено. Движения быстры. Осанка пышет самоуверенностью. Мимика очень живая, ее выразительность порою кажется утрированной. Склонность к гримасам может достигать такой степени, что наводит на мысль о гебефреническом возбуждении. Однако пристальное наблюдение позволяет заметить, что все эти гримасы и ужимки, как бы гротескны они ни казались, всегда созвучны настроению и ситуации данного момента. Некоторые из гримас и жестов просто бывают заимствованы из господствующих в подростковой среде шаблонов мимического выражения чувств, но в маниакальном состоянии эти гримасы можно видеть не в компании сверстников, а когда подросток находится среди взрослых — в ситуации, в которой здоровый подросток такие гримасы обычно сдерживает. Постоянное стремление к деятельности проявляется суетливостью, возней, озорством, рискованными шутками. Все новое, малейшее изменение окружающей обстановки тотчас же привлекает внимание, вызывает реплики, желание вмешаться. За все охотно берутся, но сразу же бросают и устремляются к другому привлекшему внимание занятию. Легко лезут в драку со сверстниками, но способны к агрессии и в отношении старших.
Речь быстрая, ответы даются без задержки. Говорят громко и много и, если маниакальное состояние затягивается, срывают голос (острый ларингит от перенапряжения голосового аппарата), но, сипя и хрипя, продолжают без умолку болтать. В беседе со старшими утрачено всякое чувство дистанции. Мысль легко перескакивает с одного предмета на другой. Ассоциации поверхностны и случайны, но обычно их направление отчетливо диктуется извне — переменами в обстановке, высказываниями окружающих.
Клоунада при маниакальных состояниях также отличается от гебефренической дурашливости большой живостью реакций на все, что происходит вокруг. Очень характерна склонность к рифмованию — «стихи» обычно крайне примитивны по форме и по содержанию, ритм едва выдерживается. Поверхностность суждений сочетается с наблюдательностью и порою остроумными и довольно злыми замечаниями в отношении окружающих.
Повышенное настроение благоприятствует идеям величия.
У подростков они довольно примитивны. Строятся совершенно необоснованные планы на будущее, явно переоцениваются свои способности, высказывается уверенность в предстоящих вы дающихся успехах («стану известным артистом, дипломатом, академиком, космонавтом» и т. п.). Отчетливые бредовые идеи величия встречаются в виде отдельных, словно случайно сорвавшихся с языка, высказываний, от которых затем легко отказываются или вообще их забывают. Сознание болезни отсутствует, но необычная веселость, как правило, замечается самими больными.
В маниакальном состоянии подростки неутомимы и неистощимы. Они почти не спят, но короткий сон для них достаточен, на бессонницу не жалуются. Аппетит повышен до прожорливости, но обильная еда не покрывает энергетических затрат непрестанного возбуждения, поэтому быстро нарастает похудание.
Живая мимика сочетается с легкостью вегетативных реакций блеском глаз, игрой вазомоторов, лабильностью пульса, эпизодическими подъемами артериального давления. Нередко ощущают жар в теле — поэтому раздеваются почти догола в самом неподходящем месте (например, в зале кино), но гениталий при посторонних не обнажают.
У подростков сильно растормаживаются влечения. Прожорливость и сексуальность выступают на первый план. Однако истинных извращений не бывает. При возможности выбора предпочитают наиболее лакомые и вкусные блюда, которые поглащают со стремительной быстротой, не смакуя. Сексуальность проявляется в сальных шутках в неподходящей обстановке, неуместном приставании к лицам другого пола, даже в сексуальной агрессии. Онанизм бывает весьма интенсивным. При отсутствии объектов противоположного пола проявляются гомосексуальные склонности — толкают подростков своего пола к совместному или взаимному онанизму или к другим извращенным способам сексуального удовлетворения, но все эти перверзные эпизоды являются транзиторными. Уходы из дома в маниакальном состоянии нередки, но вовсе не являются дромоманией. Они связаны с поиском новых впечатлений, знакомств, поля деятельности.
Ни побеги, ни делинквентные, ни даже криминальные поступки не совершаются по заранее обдуманному плану, а всегда по вдохновению, вследствие безудержного порыва.
Типичные маниакальные состояния встречаются у подростков при маниакально-депрессивном и шизоаффективном психозах.
Экзогенные типичные мании (отравление акрихином) стали казуистической редкостью. Однако в подростковом возрасте гораздо чаще, чем типичную картину, приходится встречать атипичные мании [Ломаченков А. С., 1968], среди которых можно видеть следующие.