Прогредиентная (непрерывнотекущая и приступообразная) шизофрения

Особенности простой формы

Эта форма по клиническим проявлениям, особенно в начале болезни, сходна с вялотекущей шизофренией и некоторыми авторами включается в рамки последней. В современной американской психиатрии, вместе с псевдоневротической и псевдопсихопатической, простая форма вообще изъята из числа шизофренических расстройств и отнесена к расстройствам личности [Личко А. Е., 1983].
Однако простая форма существенно отличается от вялотекущей неуклонной прогредиентностью и худшим прогнозом нарастанием основных симптомов шизофрении — эмоционального оскудения, безинициативности, бездеятельности, замкнутости и отгороженности от окружающего, а также формальных нарушений мышления.
Данные катамнеза свидетельствуют о том, что даже при интенсивном лечении лишь у 1/4 больных наступают продолжительные ремиссии. В прочих же случаях развивается более или менее выраженный шизофренический дефект или болезнь переходит в другие прогредиентные формы. Более благоприятные катамнезы при простой форме были представлены лишь теми авторами, которые чрезвычайно раздвигали ее границы, включая в нее, например, неврозоподобную и психопатоподобную формы.
Простая форма у подростков развертывается быстрее, чем у взрослых. Нередко ее типичным проявлением в этом возрасте предшествует особый период, когда в течение нескольких месяцев наблюдаются изменения поведения, как бы контрастные классическим симптомам. В этом инициальном периоде выступают эмоциональная лабильность, изменчивость настроения и склонность к напряженным занятиям — многими часами сидят над уроками, или целиком отдаются какому-нибудь увлечению, или запоем читают. Однако уже в этот период аффективные реакции становятся немотивированными, а интенсивные занятия скоро оказываются непродуктивными.
Затем постепенно или довольно круто происходит перелом.
Нарастающее эмоциональное оскудение прежде всего сказывается в охлаждении к семье и близким. Враждебность может вспыхивать именно к тем членам семьи, к которым ранее были особенно привязаны (у юношей часто к матери). Угасают прежние интересы, забрасывается учеба, теряются прежние приятели.
Время проводят в безделье, к сверстникам не тянутся. Появившиеся небрежность и неряшливость в одежде вскоре достигают нечистоплотности — не хотят мыться, отказываются менять белье.
Контакт становится формальным. Мимика утрачивает живость и тонкую выразительность. Голос делается монотонным, лишенным эмоциональных модуляций. Одним тоном, как бы на одной ноте, говорят и о вещах индифферентных, и о том, что должно было бы волновать и живо задевать. Болезненными переживаниями делятся крайне неохотно. Лишь иногда подтверждают трудность сосредоточиться, ощущение пустоты в голове — «провалы в мыслях». Нередко настораживаются при расспросе об идеях отношения или о дисморфоманических переживаниях, но их не высказывают. В то же время вопросы о других темах бреда (преследования, воздействия и т. п.) оставляют совершенно безучастными. Из галлюцинаторных переживаний иногда удается выявить наличие эпизодических «окликов» по имени.
Описанные проявления болезни без активного лечения склонны медленно, но неуклонно нарастать, приводя больного к полной инвалидизации.