Лечение и медико-педагогическая коррекция

Биологическая терапия.

Лекарства в лечении психопатий имеют весьма ограниченное значение. В период тяжелых декомпенсации, во время острых аффективных реакции, чтобы снять эмоциональное напряжение, тревогу или депрессию, необходимо бывает прибегнуть к инъекциям аминазина, седуксена или тизерцина. Повышенную возбудимость, постоянную склонность к аффективным вспышкам, которые бывают при эпилептоидной, гипертимно-эксплозивной, лабильно-аффективной и при всех видах органических психопатий, приходится устранять продолжительными приемами тазепама (нозепама), меллерила (сонапакса), небольших доз неулептила или аминазина (они перечислены
в порядке нарастания силы действия). При тяжелых нарушениях влечения можно испытать меллерил в больших дозах (до 150-200 мг в сутки).
Постоянная тревожность при сенситивной и психастенической психопатиях устраняется тем же тазепамом, а иногда eщe лучше — мепробаматом. Рекомендовать следует эпизодическое употребление этих средств во время напряженных ситуаций.
Психотерапия и медико-педагогическая коррекция. Cущeствует взгляд, что психотерапия при психопатиях неэффективна.
Некоторые формы психотерапии, например коллективная, считаются даже противопоказанными. Полезны якобы только воспитательные меры. С другой стороны, хорошо известно, что добиться этими мерами Ощутимых результатов именно при психопатиях бывает чрезвычайно трудно. Поэтому психотерапия (чаще всего индивидуальная) и медико-педагогические мероприятия должны постоянно сочетаться.
Важным корригирующим методом является семейная психотерапия. Даже в гармоничных семьях родители нередко неправильно оценивают особенности характера подростка, страдающего психопатией, и, как следствие этого, предъявляют неадекватные требования [Эйдемиллер Э. Г., 1978]. Если с помощью семейной психотерапии удается скорригировать неправильные внутрисемейные отношения, то это устраняет одну из самых существенных причин частых декомпенсаций. Но в некоторых случаях, когда семейные отношения бывают тяжело и устойчиво нарушенными, более рациональным оказывается изъятие подростка из семьи и помещение его в специальное воспитательное учреждение. В случаях тяжелых психопатий оправданной иногда бывает продолжительная госпитализация, если в больничных условиях достигается максимальный уровень адаптации.
Принято говорить о необходимости индивидуального подхода к подросткам вообще и к тем, кто страдает тяжелыми аномалиями характера — в особенности. Однако четких рекомендаций, как осуществлять этот индивидуальный подход, не существует, да и на все возможные случаи их трудно предусмотреть. Зато могут быть даны рекомендации, как надо учитывать тип психопатии.
При гипертимных психопатиях эти рекомендации те же, что при том же типе акцентуации характера. В отношении же медико-педагогических мероприятий следует добавить, что адаптация лучше осуществляется в среде, где открывается возможность для применения инициативы, энергии, для широких контактов,- в большом коллективе, на разнообразной работе, при непрерывной смене обстановки и впечатлений. Слишком размеренный режим закрытых учреждений переносится плохо, толкает на конфликты и ведет к декомпенсации.
При лабильно-аффективной психопатии психотерапия бывает действенной, если подросток сразу чувствует искреннюю благожелательность к нему. Установившийся контакт эти подростки нередко стремятся сохранить возможно дольше. Направление психотерапевтических усилий постепенно можно менять от успокоения к руководству поведением.
При сенситивной психопатии следует учитывать, что за внешней замкнутостью обычно скрывается большая потребность поделиться переживаниями. Необходимы многократные продолжительные беседы с перебором фактов и ситуаций, опровергающих убежденность подростка в его неполноценности и неблагоприятном отношении к нему окружения. В трудовых рекомендациях необходимо побуждать не страшиться выбрать профессию, соответствующую возможностям. Ситуация, стимулирующая чувство ответственности, убежденность, что подросток «нужен другим», может способствовать компенсации.
При психастенической психопатии склонность к самоанализу и самокопанию может превратить внешне, казалось бы, успешную рациональную психотерапию в пустую словесную жвачку, никак не сказывающуюся на поведении. Необходимо побуждать, тренировать и развивать те сферы психической жизни, которые слабы,- живое восприятие, умение схватить мельком увиденное, нужно даже поощрять фантазирование. Рекомендованные занятия спортом часто забрасываются из-за неудач или превращаются в навязчивый ритуал. Смысл их состоит в том, чтобы пробудить гедоническую радость ощущения своего тела в движении.
В связи с тем, что нижние конечности у психастеника обычно развиты лучше, чем верхние, начинать надо с бега, лыж, велосипеда и т. п. И в дальнейшем стараться всячески разнообразить занятия. В области трудовых рекомендаций следует избегать всех ситуаций, создающих чрезмерную нагрузку на чувство ответственности.
Психотерапия очень важна при шизоидной психопатии, но добиться неформального контакта бывает нелегко. Некоторые советы, как его можно бывает достигнуть, даны в гл. VII. При трудовых рекомендациях необходимо по возможности учитывать увлечения — выбор профессии желателен по возможности близкий к ним. Сами подростки нередко мечтают о профессии, сопряженной с изоляцией в малых группах от шумного мира, в их представлении связанной с «уединением». От такого выбора следует предостерегать, так как он бросает в самую трудную для них ситуацию — контакт со всеми членами малых изолированных групп неминуемо должен стать неформальным.
Эпилептоидные подростки в моменты дисфорий и аффективного напряжения больше всего нуждаются в успокаивающих психотропных средствах. Их лучше на время оставить в покое и контакт устанавливать, когда эти состояния минуют. В процессе психотерапии следует учитывать те же особенности характера, что были отмечены при эпилептоидной акцентуации. В трудовых рекомендациях надо иметь в виду их медлительность, инертность и склонность к аккуратности, порядку, любовь к ручному мастерству.
Истероидная психотерапия представляет собой наиболее трудный объект и для психотерапии, и для медико-педагогических рекомендаций. Гипноз при нарушениях поведения является совершенно недейственным методом. Успех корригирующих поведение усилий зависит от того, насколько удается отыскать сферу, где эгоцентрические потребности подростка могут быть удовлетворены без ущерба для окружающих (например, занятия художественной самодеятельностью). Выбор подходящей профессии затруднен из-за крайне завышенного уровня притязаний. Родным и близким надо объяснить, что нарушения поведения обычно носят демонстративный характер, поэтому они должны встречать спокойное осуждение без сцен, скандалов, бурных обсуждений с привлечением знакомых и всякого рода посредников, которые обычно становятся для истероидного подростка только желанными зрителями. Однако никогда проступки не должны оставаться незамеченными и безнаказанным и это может только подталкивать на более серьезные нарушения.
Подростки неустойчивого типа требуют твердого, даже властного руководства. Психотерапия должна быть преимущественно директивной. Строгий режим, неусыпный надзор, неизбежность наказаний за проступки действуют наиболее эффективно. Семья нередко оказывается неспособной обеспечить должный контроль.
Поэтому при неустойчивых психопатиях полезно воспитание в закрытых учреждениях со строгим режимом и трудовой обстановкой.
Профилактика. Предупреждение конституциональных психопатий крайне затруднено из-за незнания эндогенных закономерностей их развития. Можно лишь стремиться предотвратить декомпенсации путем рациональных корригирующих мер. Психопатические развития безусловно могут быть объектом активной профилактики, направленной на то, чтобы подростки с акцентуациями характера не росли в системе именно того вида неправильного воспитания, которое является ударом по слабым сторонам их характера. Профилактика органических психопатий, помимо предупреждения и лечения мозговой патологии в ранний период онтогенеза, включает лечение невропатических и коррекцию поведенческих нарушений в течение всего детства. Успех в этом направлении создает надежду, что пубертатный период может стать не патогенным, а санирующим фактором.