Формы и синдромы

В настоящей главе речь идет о вялотекущей шизофрении, начинающейся в подростковом возрасте. Сохраняя распространившийся термин «вялотекущая шизофрения», мы ограничиваем ее пределами, которые были приняты Д. С. Озерецковским (1959) для «медленнотекущей шизофрении», т. е. включаем сюда только неврозоподобную и психопатоподобную формы, так как при других медленно развивающихся формах (простой и др.) прогноз гораздо хуже и картина иная.
Вялотекущая паранойяльная шизофрения, видимо, встречается только у взрослых. Отсутствие этой формы в подростковом возрасте связано, вероятно, с тем, что и паранойяльная психопатия в этом периоде жизни практически не встречается — как указывал ось ранее, этот тип психопатии развертывается обычно в возрасте 30-40 лет. Возникающие в подростковом возрасте паранойяльные картины оказываются дебютом параноидной шизофрении.
Г. Е. Сухарева (1974) отмечала близость наблюдаемых у подростков «философической интоксикации», дисморфофобии и даже анорексии с паранойяльной формой у взрослых. Однако эти расстройства скорее сходны не с нею, а с декомпенсациями психопатий, затяжными неврозами и эндореактивными психозами, отсюда вытекают и дифференциально-диагностические задачи, поэтому подобные картины рациональнее рассматривать в рамках неврозоподобной формы.
Описываемые далее синдромы неврозоподобной и психопатоподобной форм выделяются в целях удобства изложения.
Представляется целесообразным говорить именно о синдромах, а не об отдельных субформах болезни [Руководство по психиатрии…, 1983], как это делается в отношении малопрогредиентной шизофрении («небредовая ипохондрическая шизофрения», «малопрогредиентная шизофрения с навязчивостями» и т. п.). На практике чаще приходится встречать случаи, где сочетаются симптомы из разных синдромов. При «философической интоксикации» могут иметь место обсессии, анорексия быть связанной с дисморфоманией, за неустойчивым поведением стоять нарастающая шизоидизация и т. п. Бывает даже трудно дифференцировать между неврозоподобной и психопатоподобной формами, когда, например, на фоне психопатоподобного поведения возникают неврозоподобные симптомы. К тому же в течение болезни один синдром может сменить другой. Эти сложности понятны, так как ни одна естественнонаучная классификация не обходится без промежуточных форм и неясных случаев, которые не укладываются в жестко заданные рамки. Но из этого не вытекает, что такие классификации невозможны или не нужны. Как правило, какой-то из симптомокомплексов выступает на первый план или оказывается более устойчивым и это дает возможность определить и форму, и ведущий синдром, без чего невозможны ни правильная дифференциальная диагностика с другими нозологическими формами, ни выбор наиболее эффективного лечения, ни рациональные реабилитационные меры.